Вверх

Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2018 г.
English version
Главная Статьи Разное Ключ к языку: как мы составляем предложения
  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Узнать стоимость

Заполните поля формы — наш специалист свяжется с вами в течение 15 минут и сообщит стоимость работы.

Приложить файлы на оценку

Мы не передаём данные третьим лицам и не рассылаем спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

×
Выберите удобный для Вас способ связи

Ключ к языку: как мы составляем предложения

Ключ к языку: как мы составляем предложения
Ключ к языку: как мы составляем предложения

Эксперименты с собаками, шимпанзе и другими сообразительными животными показывают, что люди не единственные существа на земле, способные заучивать значения слов. Наша отличительная черта — умение соединять слова так, чтобы в этом был смысл, а какая-либо последовательность слов несла в себе определенное значение, не схожее со значением другой последовательности. Если коротко, именно предложения — не словарный запас — являются характерным признаком языка.

Перевод статьи выполнен в бюро переводов «Прима Виста» (Москва). Натали ВОЛКОВЕР, Life's Little Mysteries.  Статья на английском: http://www.lifeslittlemysteries.com/1953-human-language-words-sentences.html

Команда ученых, исследующих основы функционирования языка с точки зрения нейронной активности, установила путь, по которому проходит мозговой сигнал, позволяющий человеку составлять из слов предложения. Этот путь отличается от того, что мы задействуем для восстановления в памяти значений отдельных слов — способность, общая для нас и животных.

Приоритет нейронауки о языке — изучение скоплений нейронов в двух областях мозга: зоне Брока и зоне Вернике, основных центрах обработки языка. Давно известно, что эти два участка связаны между собой верхним и нижним путями из «белого вещества» — липидными цепочками из клеток, передающих сигнал от нервных окончаний. Однако эти пути до настоящего момента еще не настолько хорошо изучены, как сами нейроны в указанных зонах мозга. Новое исследование, опубликованное в последнем издании журнала «Нейрон» и прошедшее экспертную оценку, впервые показало, насколько важную и конкретную роль играют эти два пути.

Доступ к самим словам мы получаем по нижнему пути, а к комбинациям их значений — по верхнему.

Прийти к подобному заключению ученым помог метод магнитно-резонансной томографии, который позволил получать изображения мозга пациентов, страдающих нейродегенеративными заболеваниями, называемыми «афазией» и вызывающими нарушения речи. Одновременно проверялась способность пациентов понимать предложения.

Исследователи обнаружили явные различия между пациентами с нарушениями работы верхнего и нижнего путей, доказав тем самым, что мозг использует отдельные маршруты для получения доступа к информации, хранящейся в зонах Брока и Вернике. «Если у вас нарушение нижнего пути, это скажется на лексике и семантике, — разъясняет в пресс-релизе ведущий научный сотрудник Аризонского университета Стивен Уилсон. — Вы будете забывать названия предметов и даже значения слов. Но вы, на удивление, без труда сможете составлять предложения. Если же нарушена работа верхнего пути, то пациенты, наоборот, хорошо вспоминают названия предметов, узнают слова и понимают их значения, могут их запомнить, но как только дело доходит до попытки понять смысл сложного предложения — им это не удается».

Чтобы вам легче было поверить в то, что способность восстановить значение отдельных слов и способность вспоминать общее значение сочетания из нескольких слов — это два разных процесса, рассмотрим пример. Ученые задавали пациентам задачку: «Мужчина гулял вдоль рельсов. Он не слышал приближения поезда. Что случилось с мужчиной?»

Большинство здоровых людей ответили бы: «Мужчину сбил поезд». Исследование показало, что люди с повреждениями верхнего языкового пути и хорошо работающим нижним говорили: «Поезд, мужчина, сбивать». Это напоминает примитивный язык, которому можно научить шимпанзе, как в случае с шимпанзе по имени Ним Чимпски, которого ученые обучили языку жестов в 1970-х годах. Ним не был способен к синтаксису, а потому показывал беспорядочный набор жестов со следующими значениями: «Дать апельсин мне дать есть апельсин мне есть апельсин дать мне есть апельсин дать мне ты».

И наоборот, ученые проверяли понимание пациентами предложений. Например, озвучив предложение: «Девочка, которая толкает мальчика, зеленая», просили указать на соответствующую картинку из двух: на одной зеленая девочка толкает мальчика, на другой девочка толкает зеленого мальчика.

«Пациенты с неправильным функционированием только нижнего пути прекрасно справлялись с этим тестом, что доказывает: нарушения нижнего пути не влияют на нашу способность использовать небольшие служебные слова или функциональные окончания слов, чтобы определить, как соотносятся между собой слова в предложении», — говорит Уилсон.

Подопытные из группы пациентов с недостатками верхнего пути никак не могли отличить зеленых девочек от зеленых мальчиков.

 

Другие материалы

blog comments powered by Disqus