Вверх

Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2018 г.
English version
Главная Статьи Профессия — переводчик Комичные и не очень ловушки для синхронистов
  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Узнать стоимость

Заполните поля формы — наш специалист свяжется с вами в течение 15 минут и сообщит стоимость работы.

Приложить файлы на оценку

Мы не передаём данные третьим лицам и не рассылаем спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

×
Выберите удобный для Вас способ связи

Комичные и не очень ловушки для синхронистов.

Энн Майлз – синхронист агентства ООН в Лондоне. Владеет французским, немецким, итальянским, русским. 

Стаж устного перевода– 30 лет. Одной из главных трудностей переводчиков Энн называет порядок слов: «В немецком языке nicht («не») может появиться в самом конце предложения. Так что бывает, что вы уже обрадовались чему-то, а потом говорящий вдруг вставляет в конце свое nicht. Но если вы носитель немецкого, то конечное nichtможно предугадать по интонации». Порядок слов – огромная проблема в ходе встреч на тему рыболовства, которые Энн, по ее признанию, просто терпеть не может. В длинном высказывании о каком-то конкретном виде рыбы, да и в языке, где существительное – название рыбы – появляется к концу, переводчику приходится лишь угадывать тему предложения вплоть до его окончания.

Среди таких ловушек встречаются, конечно, и комичные ситуации. Майлз рассказала об одном заседании на тему сельского хозяйства. Делегаты обсуждали семенную жидкость замерзшего быка. Переводчик на французский перевел это как matelotcongelés, то есть «промерзшие моряки». А затем и сама Энн сморозила… В Милане вскоре ожидалось очередное собрание на ту же тему, но в тот момент переводчица об этом не знала. Поэтому, когда делегат говорил о необходимости решить кое-какие вопросы avantMilan, то есть «до Милана», она перевела, что вопрос, похоже, будет решаться еще milleans, то есть «тысячу лет».

Некоторые выступающие говорят очень быстро. На этот счет существует несколько стратегий. Некоторые полагают, что лучше всего остановиться и сказать, что делегат говорит слишком быстро. Сама Энн Майлз считает, что это не выход, потому что у каждого свой естественный темп речи, так что человек сначала замедляется, когда его просят, а потом снова набирает ту же скорость. Вариант поэффективнее – догонять: «Надо моментально воспринимать речь. И дело здесь не в навыках языка, а в том, чтобы заставлять мозг пошустрее реагировать и быстро учиться». 

Подобные трудности синхронного перевода сильно утомляют. Неудивительно, что исполнители сменяют друг друга каждые полчаса. Устный перевод с видео-изображением на экране – еще хуже. Исследования подтверждают, что такой процесс еще более стрессовый и изнуряющий – наверно, потому, что часть сообщения передается с помощью языка жестов и выражений лица, которые сложнее разобрать при удаленной работе. «Этого мы вообще не любим, – признается Майлз. – Так вы еще меньше замечаете из того, что происходит, даже несмотря на видеосвязь».

А еще эта монотонность… Переговоры по кризису в Нью-Йорке – дело, конечно, ответственное, но среднестатистический политик – не говоря уже о техническом эксперте при обсуждении, скажем, норм морского права – не удержит внимание зала часы напролет. Аудитория дремлет, а переводчик не имеет на это права – он обязан бодриться. Каждому, кто хоть раз видел, как зал заседания медленно заполняется сонным зельем многоязычных переводов, тщательно передающих речь и принятые решения, каждое из которых состоит из пунктов и подпунктов, становится ясно, насколько утомительным должно быть такое бодрствование. И каждый, кто хоть раз предавался объятиям Морфея на научных заседаниях, скорее всего, не позавидует участи синхронистов. 

Другие материалы

blog comments powered by Disqus