Вверх

Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2018 г.
English version
Главная Статьи Это интересно Колледжи стремятся внедрить иностранные языки во все области знаний
  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Узнать стоимость

Заполните поля формы — наш специалист свяжется с вами в течение 15 минут и сообщит стоимость работы.

Приложить файлы на оценку

Мы не передаём данные третьим лицам и не рассылаем спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

×
Выберите удобный для Вас способ связи

Колледжи стремятся внедрить иностранные языки во все области знаний

Тимоти А. Беннет, заведующий кафедрой иностранных языков и литературы лютеранского гуманитарного колледжа при Уиттенбергском университете в штате Огайо, предлагает по-новому взглянуть на факультет иностранных языков.

Автор материала: Элизабет РЕДДЕН,  Inside Higher Ed  (интернет-издание «Высшее образование изнутри»), бюро переводов «Прима Виста» - услуги юридического перевода в Москве.

«Представьте, что университет — это небольшой континент, вмещающий в себя множество различных государств, — говорит он. — Я предпочел бы, чтобы факультеты иностранных языков расширяли возможности своих учебных программ, сочетая их с другими предметными областями, а не оставались бы просто одним из обособленных государств».

С этой целью факультет иностранных языков Уиттенбергского университета пересмотрел свою программу преподавания иностранных языков для среднего уровня владения языком. По сути, занятия приобрели более междисциплинарный характер, и эта практика распространилась на другие факультеты в виде новой программы Cultures and Languages across the Curriculum — CLAC («Культуры и языки во всех программах обучения»). Такое нововведение факультета иностранных языков Уиттенбергского университета — реализация рассчитанного на два года гранта Департамента образования США в размере 179 000 долларов. Это стало решением сразу двух проблем: «интернационализации» программы обучения и лучшего соответствия меняющимся интересам студентов.

«Традиционное обучение языкам и литературе действительно не было адаптировано под современное поколение, — поясняет Беннет. — Как же в таком случае мы могли бы достучаться до сознания студентов и подыскать для них способ понять, насколько важно изучение языков и культур, чтобы они могли воспринимать иностранный язык не только как обособленную дисциплину, но и как средство познания и открытия для себя мира в целом и других областей знаний в частности?»

По программе CLAC студенты Уиттенбергского университета в дополнение к нелингвистическим предметам по какой-то другой дисциплине выбирают среди прочих возможных факультативов занятия иностранным языком, по которым сдают зачет. Под руководством профильного преподавателя студент разрабатывает независимый проект и выполняет по нему работу, консультируясь при этом на факультете иностранных языков (помощь студентам, которые занимаются по программе CLAC, теперь рассматривается как преподавательская нагрузка).

«Мы стремимся не к тому, чтобы студенты просто занимались иностранными языками, — поясняет Беннет, — а к тому, чтобы занятия по профильной дисциплине были настолько углубленными, что ключевым моментом для завершения проекта был бы иностранный язык». Так, Беннет, преподающий немецкий язык, работал со студенткой-геологом, когда та проводила исследования геотермальной энергии и сейсмической активности в Германии. Студенты, посещающие факультатив по китайскому языку и специализирующиеся на истории Японии, изучали, как Китай реагировал на бомбардировку Хиросимы.

«Это очень сложная задача, — признается Беннет. — Вы работаете со студентами со средним уровнем знания китайского языка, и они могут только подобраться к решению той проблемы, которой занимаются. Они смогут прочитать лишь небольшие отрывки из газетных статей, а в некоторых случаях даже просто увидеть и понять надписи на пропагандистских плакатах. Тем не менее в процессе они осознают, что язык и культура участвуют в накоплении знаний».

Единственное условие обучения по программе CLAC — параллельные занятия на курсах иностранного языка среднего уровня либо наличие двух зачетов по ним. «Мы даем понять студентам, что даже при начальном и среднем уровнях владения иностранным языком уже можно кое-чего достичь», — говорит Беннет.

Вернемся к пересмотренным курсам иностранных языков для среднего уровня. В Уиттенбергском университете отказались от традиционной модели преподавания, в которой получение таких навыков, как письменная и устная речь, являлось основным систематизирующим принципом. Теперь иностранные языки преподаются в колледже междисциплинарно. После года изучения здесь иностранного языка: французского, немецкого, русского или испанского первого и второго циклов — студенты могут выбирать из разнообразия курсов на языковой основе (длительностью полгода и с двумя зачетами по их окончании) по таким профилям, как, например, история, экология, кинематография, национальная самобытность и перевод. (Схема преподавания китайского и японского языков для среднего уровня остается традиционной ввиду более медленного их изучения вследствие сложности.) «То, что мы пытаемся осуществить, — это сделать для студентов изучение иностранных языков и культуры более доступным, соединяя эти дисциплины как можно с большим количеством других», — рассказывает Беннет.

Или, как сформулировал Тимоти Л. Уилкерсон, доцент, преподаватель французского языка: «Мы должны были найти какой-то способ сделать так, чтобы французский язык второкурсников не был столь ужасен». По его словам, на традиционном уроке по письменной речи «что бы вы ни сделали, все будет неверно. Все перечеркивается красным, все приходится переписывать, что зачастую делает сам преподаватель».

До этих нововведений дела на кафедре французского языка шли не так уж хорошо. Уилкерсону часто приходилось вести группы старшекурсников-филологов, состоящие всего из трех студентов. Но после его преподавания французского языка на экологическом факультете, — название текста, который он использовал в процессе обучения, переводится с французского как «Экология для идиотов», — три студента только из одной этой группы записались к нему на курсы начального французского. Информация на французском языке дала им что-то такое, чего они еще не знали. «Хоть, к сожалению, эти новости и оказались неутешительными», — усмехнулся Уилкерсон.

Если говорить вкратце, то подобная двойная реформа Уиттенбергского университета — междисциплинарный подход в рамках того, что может предложить отдельный факультет. И стирание границ между факультетами с целью все большего развития интереса к иностранным языкам у студентов других профильных направлений представляет собой своеобразную модель в миниатюре тех изменений, которые бурно обсуждаются на факультетах иностранных языков в вузах всей страны.

В авторитетном отчете Ассоциации по изучению современного языка (Modern Language Association— MLA) за 2007 год Foreign Languages and Higher Education: New Structures for a Changed World («Иностранные языки и высшее образование. Новая структура изменившегося мира») содержался призыв предоставлять студентам возможность изучения иностранных языков вне рамок традиционной системы, а также расширять сотрудничество с другими факультетами. Отмечая тот факт, что всего 6,1 процента выпускников языковых факультетов получают докторскую степень, авторы отчета сообщают, что «для таких студентов, как и для филологов, одним из способов получить степень является изучение литературы. Однако для привлечения учащихся других специальностей и тех, кто интересуется не только литературой, в особенности студентов, возвращающихся после семестра или года обучения за границей, факультеты должны предлагать курсы, удовлетворяющие обширным требованиям программы их обучения».

«Во многих вузах бюджет программ по обучению иностранным языкам сокращают, и там изо всех сил стараются улучшить эти программы, особенно через сотрудничество с другими факультетами, — рассказывает Розмари Фил, исполнительный директор MLA. — Мы наблюдаем подвижки в мышлении преподавателей на факультетах иностранных языков в вузах. Они пересматривают свою программу, подстраивая ее под изменившиеся потребности студентов XXI века, всеобщее стремление интернационализировать университеты и перераспределение приоритетов в бюджете».

Язык как объединяющий ресурс

Сегодня больше студентов, чем когда бы то ни было, обучаются за границей, причем растет и популярность краткосрочных программ обучения. Фактически каждый колледж теперь характеризует свою миссию или стратегический план такими определениями, как «международный» или «глобальный». Колледжи предлагают больше вариантов иностранных языков для изучения, чем в предыдущие годы, поэтому число студентов растет (по данным исследования MLA, с 2002 по 2006 год общее количество поступивших на факультеты иностранных языков выросло на 12,9 процента). И все же слишком мало студентов продолжают изучать языки на продвинутом уровне, а это одно из основных условий для того, чтобы считаться «гражданином мира» (по данным того же исследования MLA, число студентов, продолжающих изучать языки, по завершении вводного курса значительно снижается).

«Если требуется интернационализировать программу обучения, ведущими должны стать языковые дисциплины, — считает Беннет. — Думаю, для того чтобы это произошло, необходимо изменить действующую систему обучения».

«Факультетам иностранных языков раньше приходилось вглядываться в море профильных и второстепенных потенциальных специальностей и задаваться вопросом: кто может стать нашей целевой аудиторией? — рассказывает Хайди Бирнс, преподаватель немецкого языка при Джорджтаунском университете, президент Американской ассоциации прикладной лингвистики. — И я уверена, что потенциальная аудитория должна включать всех и каждого».

«Основной проблемой в мире растущей глобализации является, на мой взгляд, то, что людям уже недостаточно просто общаться друг с другом каждый день и учиться воспринимать каждого как личность. Сегодня мы все сильнее ощущаем потребность в применении иностранного языка в профессиональной среде», — считает она. По словам Бирнс, студенты должны быть готовы использовать иностранный язык в различных профессиональных контекстах, поэтому необходимость объединения разных областей знания и приобретения навыков общения на иностранном языке еще никогда не стояла так остро. Именно за такой подход ее кафедра немецкого языка при Джорджтаунском университете получила международное признание. Однако, несмотря на то что объединить эти области можно, сделать это не так просто, предупреждает Бирнс. «С точки зрения прикладной лингвистики пока еще довольно трудной задачей остается формирование четких принципов объединения областей, и не только узкоспециализированных, изучения иностранного языка и профильного предмета», — говорит она.

Изучение языка в рамках какого-либо профильного предмета — это, как правило, языковые курсы, которые преподаватели проводят на занятиях по другим дисциплинам — скажем, экологии, истории, политологии. Целью здесь прежде всего является изучение языка, а междисциплинарный подход всего лишь средство.

С другой стороны спектра находятся программы «обучения с помощью иностранных языков», которые Стивен Стрейт из госуниверситета Нью-Йорка в Бингемтоне называет «профильным обучением на языковой основе».

Стрейт, профессор антропологии и лингвистики, старший советник по международным проектам, в начале 1990-х годов возглавил разработку программы «обучения с помощью иностранных языков» в Бингемтоне. По программе Бингемтона в группах определенных профильных специальностей языковые занятия проводят студенты-выпускники. «Это программа не по изучению языка, а по его применению, — объясняет Стрейт. — Мы используем иностранный язык, чтобы помочь студентам изучать профильный предмет в международной перспективе, например, посредством чтения соответствующих текстов на иностранном языке».

Программы «обучения с помощью иностранных языков» не так уж новы — существует целое семейство подобных программ (продвигающих писательские навыки, науку, коммуникации и т. д.). Впервые их предложили внедрять в конце 1980-х — начале 1990-х годов, но в некоторых университетах их закрыли, когда закончилось федеральное финансирование. Однако истинные приверженцы этих программ считают, что им так и не дали полностью раскрыть свой потенциал и что сейчас они будут особенно актуальны, поскольку колледжи активно разрабатывают программы обучения в международной перспективе.

«Для многих наших студентов-американцев единственная возможность прикладного использования иностранного языка появляется только в рамках программ погружения в языковую среду во время учебы за рубежом», — рассказывает Диана К. Дейвис, заместитель проректора по международным проектам Принстонского университета, президент консорциума Cultures and Languages Across the Curriculum, в который входят 10 вузов: колледжи Болдуин-Уоллес и Скидмор, университеты Бингемтон, Дрейк, Портленд-Стейт и Виттенберг, а также университеты Айовы, Миннесоты и Северной Каролины в Чапел-Хилл и Ричмонде.

Дрейк, один из 10 университетов консорциума CLAC, расформировал свой факультет иностранных языков лет десять назад и теперь предлагает новый подход к обучению языкам. Однако Дейвис подчеркивает, что новые проекты CLAC следует воспринимать не как альтернативу традиционным языковым программам, а как некое дополнение к учебному плану с целью его интернационализации.

«Кто-то, возможно, скажет: вот появилась эта программа обучения с помощью иностранных языков, и они наконец нашли применение своим специалистам в области лингвистики. Это не являлось целью CLAC, — заявляет Дейвис. — Мы не задумывали это, как может показаться, в качестве способа дешево обучить кого-то иностранному языку, передать эту работу носителям языка. Целью было развеять представления большинства студентов о том, что французский, немецкий или русский языки можно изучать только на уроках французского, немецкого или русского. Да, именно это на языковых уроках и изучают, под руководством экспертов по французскому, немецкому или русскому языкам. Но мы хотим показать, что можно использовать французский, немецкий или русский и на уроках истории, биологии или предпринимательства. Вам даже не нужно свободно владеть этими языками, чтобы извлечь пользу из них при изучении профильного предмета».

Критика в адрес CLAC основана попросту на том, что приоритет отдается изучению профильного предмета, а иностранному языку уделяется слишком мало внимания. «Если речь идет от студентах, занимающихся на продвинутом уровне, без достаточного знания иностранного языка им просто не обойтись», — утверждает Кэрол А. Кли, помощник вице-президента по вопросам международных стипендий, профессор кафедры испанского и португальского языков при Университете Миннесоты.

Программа обучения на основе иностранного языка

Существует несколько моделей программ обучения на основе языка. Так же, как и в Бингемтоне, Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл принимает на работу студентов-выпускников — ставка 5000 долларов за семестр — для проведения семинаров на иностранном языке. Так, студенты могут записаться на семинар по международному маркетингу в рамках предпринимательского курса на испанском языке или по истории Европы ХХ века на французском языке. Для менее популярных языков проводятся объединенные семинары, на которых студенты трех различных профилей, так или иначе связанные с проблемами Ближнего Востока, например, могут записаться на один и тот же семинар на арабском языке. Выпускники, поработавшие по такой программе в Университете Северной Каролины, получают сертификат, который дает право и дальше преподавать по системе LAC.

Болдуин-Уоллес, колледж в штате Огайо, в качестве эксперимента внедрял различные модели программ обучения, включая курсы на основе LAC, в рамках которых заинтересованный факультет разрешает студентам выполнять выбранные ими проекты на иностранном языке. Например, студенты, изучающие макроэкономику, по предложению преподавателя могут делать некоторые задания на испанском языке. В колледже Болдуин-Уоллес также можно пройти курс с одним зачетом по изучению французского, немецкого или испанского языков, в качестве факультатива к обязательному курсу Enduring Questions for an Intercultural World («Вечные вопросы мира межкультурной коммуникации»).

Этот факультатив пока не пользуется особенной популярностью, но колледж Болдуин-Уоллес выиграл грант Департамента образования США в 195 000 долларов на развитие собственных курсов на языковой основе с двумя зачетами в рамках профильных специальностей. Так, преподаватель биологии разработал испаноязычный курс по экологии Латинской Америки, а профессор педагогики — по использованию испанского языка в работе начальной и средней школ. Эти курсы будут вести не несколько тандемов преподавателей, а отдельные преподаватели профильных дисциплин, которые также в совершенстве владеют каким-либо иностранным языком. Этот грант позволил колледжу пригласить на работу преподавателя китайского языка и бизнес-курса, а также предоставлять стипендию на обучение за рубежом студентам, записавшимся на курс LAC, по 750 долларов плюс еще столько же от самого колледжа.

«Мы продумали стимулы, чтобы заинтересовать студентов, — объясняет Джуди Б. Крутки, директор по межкультурному образованию, преподаватель политологии и международных отношений колледжа Болдуин-Уоллес. — По моему представлению, главный вопрос всегда состоял в следующем: как побудить как можно больше американцев изучать иностранные языки?

Другие материалы

blog comments powered by Disqus