Вверх

Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2018 г.
English version
Главная Статьи Языки мира Вымирающие языки: Африка
  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Узнать стоимость

Заполните поля формы — наш специалист свяжется с вами в течение 15 минут и сообщит стоимость работы.

Приложить файлы на оценку

Мы не передаём данные третьим лицам и не рассылаем спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

×
Выберите удобный для Вас способ связи

Вымирающие языки: Африка

Африка — родина почти 30 процентов известных нам языков. Здесь 200 000 лет назад началось развитие человечества. На Африканском континенте в настоящее время более 2000 этнических групп. Поражает их культурное и языковое многообразие.

Статья подготовлена: агентство переводов в Москве "Прима Виста" 

Амазигские языки в Алжире

Страна: Алжир
Народ: амазиг* (берберы)
Языки: амазигские (кабильский, шенуа, шауйя, мозабитский, тамашек, шильхи)
Население: 14 миллионов
Число носителей: 12 миллионов
Языковая семья: афразийская
Письменный язык: есть
Степень опасности: высокая

*Амазиг — самоназвание берберов (Примеч. ред.).

Народ амазиг (берберы) — коренные жители Алжира. Со времени поселения здесь в VII веке арабов проводится систематическая политика арабизации. Хотя амазиги сыграли решающую роль в борьбе за независимость от французских колонизаторов (1954—1962 годы) и арабские сподвижники обещали им культурные права в независимом Алжире, амазигская культура в Алжире на протяжении уже почти 50 лет игнорируется и уничтожается.

Амазиги составляют более 25 процентов населения. Самую большую группу образуют 5 миллионов кабилов, проживающих в Кабилии вблизи побережья, к востоку от столицы Алжир. Они говорят на кабильском языке. Еще 6 миллионов кабилов живут за границей. На шауйя говорят около 2 миллионов амазигов в Орских горах. Мозабитским владеют около 800 000 человек в оазисе Мзаб в Центральном Алжире. На шенуа говорят несколько десятков тысяч жителей Шенуа, местности к западу от столицы. А тамашек распространен среди туарегов на юге страны.

За культурные права амазигов особенно активно выступают кабилы. В 1980 году они привлекли к себе внимание мировой общественности, на неделю парализовав государственную жизнь Кабилии акциями протестов в связи с запретом проведения культурных мероприятий. Эти протесты вызвали интерес далеко за пределами страны, однако по приказу правительства силы безопасности жестоко подавили «берберскую весну». Тысячи активистов амазигского движения были арестованы и приговорены к многолетнему лишению свободы в результате нечестных судебных процессов.

Однако требования признать амазигские языки и культуру не утихли. Во время гражданской войны в Алжире (1991—2009 годы) стремление кабилов к демократическим преобразованиям привело к их конфликту с радикально-исламскими силами, и они стали мишенью исламских властей. Трагической кульминацией этого противостояния стало убийство в 1998 году выдающегося кабильского певца Луне Матуба (Lounes Matoub). Как и многие другие амазигские певцы, поэты и писатели, он требовал признания культуры и языка народа амазиг на многочисленных митингах, концертах и в интервью.

Весной 2001 года тысячи кабилов вновь провели акцию протеста против систематической арабизации и непризнания амазигов как исконной сущности Алжира. Демонстранты встретили мощный отпор служб безопасности, погибло 126 амазигов. До сих пор ни один из убийц не предстал перед судом.

10 апреля 2002 года в результате публичных протестов амазигский язык получил статус национального языка Алжира. Но требование кабилов ввести его в качестве второго государственного языка вместе с арабским было отклонено. Все последние годы власти Алжира неоднократно подчеркивали, что амазигский язык «никогда не сможет стать официальным языком». Амазиги считают себя жертвами этноцида — намеренного уничтожения их языка и культуры. И действительно, алжирские власти систематически пресекают любую инициативу по сохранению амазигских языков, не контролируемую государством. Так, судебным решением они запретили заседание 5-го Всемирного конгресса амазигов (Conseil Mondial Amazigh) в Кабилии в июле 2008 года. 3 августа 2009 года в административном центре Кабилии Тизи-Узу были арестованы президент Всемирного конгресса амазигов и восемь ведущих представителей амазигских организаций, имеющих международную известность.

Публичные протесты 3000 студентов в городе Беджайя в январе 2009 года, а также демонстрации в Тизи-Узу по случаю празднования берберского Нового года в январе 2010-го закончились бойней с участием полиции. Демонстранты тщетно требовали официального признания амазигского новогоднего праздника. Движение за автономию Кабилии (Mouvement pour l'Autonomie de la Kabylie, МАК), которое среди прочих выдвигает требование языковых и культурных прав амазигов, постоянно сталкивается с препятствиями при организации публичных мероприятий в Кабилии. В государственных СМИ началась травля ведущих представителей МАК, а движение было оклеветано как произраильское. В арабском государстве, каковым является Алжир, это серьезный упрек, который может изолировать амазигов от общества.

Руководство Алжира все еще не готово отказаться от политики арабизации и признать равноправие амазигского и арабского языков. Правительство категорически отвергает требуемую многими кабильцами бóльшую автономию, выдавая ее за сепаратизм. Автономия этого самого значительного амазигского региона страны могла бы стать серьезной гарантией культурных и языковых прав амазигов в Алжире.

 

Амазигские языки в Марокко

Страна: Марокко
Народ: амазиг (берберы)
Языки: тамазигхт, тарифит, тахелхит
Население: 18 миллионов
Число носителей: 12 миллионов
Языковая семья: афразийская
Письменный язык: есть
Степень опасности: в группе риска

Народ амазиг (берберы) — коренные жители Северной Африки. В Марокко на берберских языках все еще говорят 60 процентов из 31,5 миллиона жителей. В одном только Марокко распространены минимум три крупных амазигских языка. Так, в районах Высокого и Среднего Атласа говорят на тамазигхте, в горах Риф — на тарифите, в части Высокого Атласа — на тахелхите. Раньше в письменности этих языков использовался в основном арабский алфавит, с начала XX столетия также адаптированная латиница, а с 90-х годов ХХ века — тифинаг, письменность туарегов. Туареги, проживающие в различных государствах Северо-Западной Африки, также считают себя амазигами, но говорят на языке тамашек, который сильно отличается от тамазигхта и прочих берберских языков.

С начала заселения Северной Африки арабами в VII веке амазигские языки все больше вытеснялись арабским. Правительства всех государств Северной Африки считают свои страны арабскими и со времени признания государственной независимости в 50-х годах ХХ века форсируют арабизацию.

Это касается и бывшего французского протектората Марокко, ставшего независимым королевством в 1956 году. На протяжении десятилетий король Хассан II жестко правил страной и насаждал арабизацию. Ей подверглись миллионы амазигов. Их язык сохранился только в сельской местности, и прежде всего в горах Атлас и Риф. Благодаря протестам амазигов-кабилов в соседнем Алжире и окрепшему демократическому движению в девяностых годах в Марокко начали активнее выступать за официальное признание уникальности амазигских языков и культуры.

5 августа 1991 года шесть амазигских организаций опубликовали «Хартию Агадира», в которой выдвигались обвинения в «систематической маргинализации языка и культуры тамазигхт» и требования уделить внимание амазигам в Конституции, системе образования, культуре, общественной жизни и СМИ. Район Агадира всегда был центром активности амазигов. Большинство активистов первого культурного движения берберов в Марокко — основанного в 1967 году «Марокканского общества исследований и культурного обмена» (AMREC) — также родом из Агадира. Хассан II на их требования реагировал скупо. В речи от 20 августа 1994 года, вызвавшей повышенный интерес общественности, он упомянул «берберские диалекты» — именно так он пренебрежительно охарактеризовал три амазигских языка. Однако это стало первым шагом к признанию амазигов коренными жителями Марокко.

Король Мохамед VI, ставший преемником своего отца, умершего в 1999 году, вынужден был в конце концов пойти на уступки амазигам, поскольку их движение набирало силу. Кроме того, он хотел заручиться их поддержкой: его трону угрожали требования демократизации со стороны оппозиции и дальнейшей исламизации государства со стороны исламистов. 17 октября 2001 года в обращении к общественности в горах Риф монарх впервые признал Марокко страной амазигов и подтвердил, что их язык необходимо сохранить и преподавать в школах страны.

По приказу Мохамеда VI в январе 2002 года был основан Королевский институт амазигской культуры (Institut Royal de la Culture Amazighe, IRCAM). Его задача — консультирование короля в принятии мер по сохранению и распространению амазигского языка. Однако это учреждение не имеет права принимать решения и используется государством прежде всего как реклама якобы доброй воли королевского дома.

Многолетние требования амазигов предоставить их языку больше места в СМИ привели к тому, что 7 января 2010 года в Марокко начал действовать общественно-правовой телецентр Tamazight, на котором 70 процентов вещания с марта 2010 года составляют передачи на трех амазигских языках.

Насколько тяжело при этом символическом признании официальный Марокко соглашается с тем, что амазиги — основа страны, стало ясно после переписи населения 2004 года. Согласно статистике, лишь 8,4 миллиона из 31,5 миллиона марокканцев регулярно говорят на каком-либо из берберских языков. Многие амазигские организации и деятели выступили против результатов переписи, поскольку указанная численность амазигов не соответствовала действительности. Вообще для того, чтобы в 1994 году марокканские власти под давлением амазигских организаций впервые включили вопрос о количестве говорящих на берберских языках в перепись населения, понадобились десятилетия.

В Марокко не прекращаются споры о введении амазигских языков в школьную программу. Хотя еще 20 августа 1994 года король Хассан II провозгласил, что тамазигхт должен изучаться хотя бы в начальной школе, пришлось ждать до 2003 года, когда была предпринята первая такая попытка. С тех пор преподавание на тамазигхте было опробовано в 317 начальных школах королевства. С 2013 года оно должно быть введено во всех начальных школах.

Однако амазигское движение в Марокко продолжает испытывать сопротивление. Королевский дом все еще отказывается создавать конституционно-правовую базу для берберских языков. В соответствии с Конституцией страны единственный официальный язык Марокко — арабский. По приказу Министерства внутренних дел в конце 2002 года в городе Надор на севере Марокко были сняты таблички с названиями улиц на тифинаге, развешанные по решению администрации города. В государственных учреждениях все еще запрещено использовать амазигские языки. Кроме того, берберы лишены права давать детям при рождении амазигские имена. Амазиги выразили также решительный протест против решения главного органа системы просвещения — Высшего совета по делам образования (Conseil Superieur de l'Enseignement, CSE) — начиная с 2012 года использовать для передачи амазигских языков арабский, а не тифинаг.

Демонстрации в защиту культурных прав амазигов регулярно жестоко подавляются, активистов арестовывают. Борцов за права человека, например, таких как президент Объединения за права человека в Рифе Шакиб Эль-Хейари, ожидает тюремное заключение за распространение информации о тяжелом положении амазигов. 24 июня 2009 года Шакиб был приговорен к трехлетнему тюремному заключению и крупному денежному штрафу за публичную критику маргинализации берберов в горах Риф и выращивания растений, содержащих наркотические вещества, при поддержке коррумпированных властей. Марокко все еще далеко от демократического правового государства, в котором права языков и свобода мнений сами собой разумеются. До тех пор пока королевский дом будет делать лишь незначительные уступки в вопросе языков только ради спокойствия народа, амазигские языки будут находиться в опасности.

 

Койсанские языкинародов сан

Язык та (!Xóõ)

Страны: Ботсвана, Намибия
Народ: сан
Языки: !Xóõ, или та
Население: 100 тысяч
Число носителей: 4 тысячи
Языковая семья: афразийская
Письменный язык: нет
Степень опасности: в группе риска

Сан, или бушмены, считаются одними из древнейших народов мира. Их история насчитывает около 25 000 лет. Родина этих народов — юг Африки, традиционно они занимались охотой и собирательством, вели кочевой образ жизни. За тысячелетия накопили глубочайшие знания о растениях, животных и природных явлениях. Однако когда с севера пришли банту, сан подверглись притеснениям и были вынуждены переселиться в суровые, необжитые районы пустыни Калахари. Используя свои знания, они сумели обустроиться и там.

В XVII веке пришли европейцы, обуреваемые жаждой власти и наживы. Земли были разделены на страны, выросли крупные фермы и населенные пункты, коренных жителей изгнали, убили или обратили в рабство. И белые захватчики, и многие африканцы считали сан людьми второго сорта. Вплоть до начала ХХ века сан становились жертвами истребительных походов. В настоящее время на юге Африки проживают около 100 000 представителей народов сан. Большинство из них работают на фермах. Они бедны, зачастую неграмотны и лишены основных политических прав. Многие из них изгнаны из мест проживания, так как там найдены полезные ископаемые, и живут в трущобных поселениях или в резервациях. Там они в основном приспособились к ведению хозяйства, религиозным обычаям и социальным структурам черных скотоводов и земледельцев. Знания, копившиеся тысячелетиями, постепенно утрачиваются, так же как культура и уникальный язык.

Язык сан относится к группе койсанских языков. Термин «койсан» первоначально применялся для тесно связанных между собой народов кхойкхой и сан. Они проживают преимущественно в Намибии, Ботсване, Южной Африке и Анголе. Для койсанских языков характерны щелкающие звуки, кликсы. По одной из гипотез, эти столь странно звучащие для нас звуки являются остатками человеческого праязыка.

Двадцать — тридцать койсанских языков не образуют генетического единства, у них нет общего праязыка, они включают пять языковых групп. Однако из-за сходства в фонетической системе (использование кликсов) и общности региона распространения они объединены в один класс.

Одной из семей койсанских языков, известной как туу, угрожает серьезная опасность. Сохранилось только два языка этого подкласса: IGui, а также та, или !Xóõ. На языке та (!Xóõ) говорят около 4000 представителей сан в Ботсване и Намибии. Его огромный фонетический арсенал включает 159 звуков, примерно половина из них — щелкающие.

Спонсируемая фондом VolkswagenStiftung программа DoBeS («Документирование вымирающих языков») уделяет самое пристальное внимание языку та. Исследователи записывают устные сообщения его носителей, изучают историю и грамматическую структуру языка. Так они хотят внести свой вклад в официальное признание таи его носителей в регионах, где он подвержен опасности.

Язык гриква (!Xiri, къхири)

Страна: ЮАР
Народ: сан
Язык: гриква
Население: 100 тысяч
Число носителей: около 90
Письменный язык: нет
Степень опасности: критическое положение

Если язык та еще имеет шансы на спасение благодаря вниманию науки и относительно большому числу носителей языка, многие другие койсанские языки безвозвратно исчезнут в ближайшие десятилетия. К ним относится, например, гриква из семьи языков квади-кхой, точнее, из подкласса южного кхойкхой. В настоящее время в Южной Африке живут последние 90 носителей языка.

Цикл статей, посвященных вымирающим языкам:

Языки в опасности

Другие материалы

blog comments powered by Disqus