Вверх

Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2018 г.
English version
Главная Статьи Это интересно Коммуникация: большое недоразумение
  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Узнать стоимость

Заполните поля формы — наш специалист свяжется с вами в течение 15 минут и сообщит стоимость работы.

Приложить файлы на оценку

Мы не передаём данные третьим лицам и не рассылаем спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

×
Выберите удобный для Вас способ связи

Коммуникация: большое недоразумение

Почему женщины и мужчины так часто не понимают друг друга? Ответ ищут лингвисты. Справочники по вопросам гендерной дипломатии выпускаются сегодня миллионными тиражами. Действительно ли языковая пропасть между полами настолько велика, что необходима помощь переводчика?

Статья предоставлена бюро переводов "Блитц", Москва.

Если верить Джону Грею, американскому семейному терапевту, «мужчины и женщины редко вкладывают в одни и те же слова одинаковые значения и смысл». Дебора Таннен, автор популярного издания «Ты просто не можешь меня понять» («Du kannst mich einfach nicht verstehen»), также видит в мужчинах и женщинах представителей различных культурных кругов: их языки существуют рядом друг с другом и в то же время независимо друг от друга, как языки бизнесмена из Лондона и вождя африканского племени.

Профессор лингвистики Джорджтаунского университета в Вашингтоне на протяжении многих лет записывала на пленку разговоры из повседневного общения между мужчинами и женщинами и обнаружила определенные клише.

Язык женщин — это «язык отношений», стиль диалога, который прежде всего направлен на то, чтобы избежать ссоры и достигнуть атмосферы взаимопонимания и доверительности. Вот, например, некоторые характерные для них выражения: «Возможно, нам следует…»; «Что ты думаешь о…»; «Позвольте нам все же…»

Мужчины, напротив, пользуются языком исключительно в целях обмена информацией и установления иерархии. Они не спрашивают, они констатируют. Им нравится производить впечатление, демонстрируя собственное знание, рассказывая истории перед публикой и отпуская шутки. Столкновение «языка фактов» и «языка отношений» может привести к культурному недопониманию между полами.

С легкой руки таких авторов бестселлеров, как Таннен и Грей, может сложиться впечатление, что эти несоответствия характерны для всех мужчин и женщин, что, в свою очередь, грозит пренебрежением к колоссальному диапазону вариаций в отношениях отдельных личностей. Однако и другие лингвисты согласны с тем, что в языке полов действительно есть очевидные различия:

  • Реплики типа «да-да» для женщин означают «внимательно тебя слушаю, продолжай», в то время как мужчины понимают под этим фразу «согласен с тобой».
  • Мужчины задают вопросы, чтобы получить информацию, а женщины — чтобы поддержать разговор.
  • Женщины в разговоре явно ссылаются на слова собеседника, сигнализируя таким образом о своем признании и солидарности, мужчины чаще всего игнорируют предшествующие высказывания.
  • В то время как женщины стараются избегать открытой агрессии и конфронтации, мужчины видят в этом инструмент развития диалога.
  • Мужчины резко меняют тему, а женщины развивают ее во время разговора и меняют лишь постепенно.
  • Женщины общаются друг с другом по большей части для обмена опытом, а также чтобы предложить душевную поддержку; мужчины же интерпретируют обсуждение проблем как невысказанную просьбу о прагматических предложениях по их решению.
  • В ситуациях официального общения мужчинам требуется больше времени на выступление, они часто перебивают, женщин они втягивают в беседу реже, чем женщины их.

По мнению американского психолога Элеоноры Э. Маккоби, языковые барьеры возникают уже в детстве, в различных играх девочек и мальчиков. Вопрос, в какой мере проявляющиеся при этом манеры поведения, специфичные для представителей каждого из полов, можно отнести к врожденным аспектам, а в какой к социальным, остается открытым.

Но очевидно одно: уже с детского сада девочки и мальчики предпочитают идти разными путями. Девочкам нравятся небольшие тесные группы, игра в «дочки-матери», они охотно помогают друг другу в перевоплощениях с помощью одежды. Язык — часть их игры; он служит для обмена мыслями и идеями, создания отношений. Мальчики, напротив, борются, скорее, за физическое превосходство, играя в футбол, ковбоев или участвуя в соревнованиях. В иерархически организованных «мальчишеских бандах» помогает утвердиться сопоставительный стиль языка: приказания, крик, ругательные слова. Хотя девочки чаще ищут в своем кругу доверительности и равенства, им хорошо знакомы и вербальные формы агрессии: оскорбления и эмоциональное давление с целью исключить кого-нибудь из своей группы. Вырастая в столь разных условиях, по словам Маккоби, оба пола развивают собственные языковые коды, гарантирующие им прежде всего взаимопонимание друг с другом.

В то время как Дебора Таннен считает, что языки полов хоть и «различны, но равнозначны», по мнению других ученых, отличающееся словоупотребление цементирует гендерную иерархию или способствует развитию существующей.

По наблюдениям феминистской лингвистики, язык делит человечество на «мужчин» и «женщин» таким образом, что женская составляющая находится на втором месте — как в иерархическом перечислении «Адам и Ева», в порядке слов «мужчина и женщина» упоминание женской половины отодвигается на задний план, как добро позади зла, и неважно, идет ли речь об учительнице (нем. Lehrerin), о женщине-враче (Ärztin) или женщине-инженере (Ingenieurin). В немецком языке названия профессий — это всегда производные от начальной формы мужского рода. Только в отношении домашнего быта, сексуальности или болтливости с характерными значениями, такими как акушерка (нем. Hebamme), домохозяйка (Hausmütterchen), блондинка (Blondine), сплетница (Klatschbase), женский род в словарном составе представлен богато.

«Так, разговор и размышления о роде весьма тонко связаны между собой, — объясняет Томас Экес, социальный психолог из Технического университета Дрездена. — Наши представления о женственности и мужественности с самого начала влияют на все формы коммуникации. Они управляют нашим собственным языковым поведением и ожиданиями по отношению к собеседнику». А как зеркало культурных ценностей язык позволяет развеять стереотипы о поколениях.

В книгах о правилах хорошего тона XIX века можно найти образцы высказываний, которые соответствуют современному стилю общения многих женщин: сдержанность, стремление угодить, примирительность. В то время буржуазная зажиточность делала возможной идеализацию разделения труда, обусловленного половой принадлежностью: мужчины занимались организацией торговой и деловой жизни, а женщины вели домашнее хозяйство, воспитывали детей и исполняли своего рода представительские функции. И таким образом, в соответствии с сенсационными заявлениями справочников, которые пытаются разрушить языковые барьеры, тогда книги помогли придать изысканность новой роли женщины: «Молодая дама вступает в диалог исключительно для его оживления, она не должна скрывать свои таланты, но и не может начать новую беседу на общие темы, — сообщает Фредерика Лессер в своей книге «Die Salondame» («Светская дама», 1867 год). — Наибольшее очарование дамы будет заключаться всегда в том, чтобы не выделяться ни в жизни, ни в разговоре».

Чтобы утвердиться в профессиональных кругах, мужчины и женщины неизбежно стали профессионалами в различных языковых сферах. «Но сегодня, исполняя одну и ту же социальную роль, они демонстрируют сходство поведения», — утверждает психолог Элизабет Ариес. Исследование американских ученых показало следующее: если женщины занимают должность в высшем управленческом звене, они используют — будучи уполномоченными властью и авторитетом — те же формы коммуникации, что и мужчины в аналогичных должностях. Они перебивают, определяют тему и ход разговора, менее чувствительны в отношении своих подчиненных. И наоборот, стиль общения отцов-одиночек похож на стиль матерей: заботливый, поддерживающий и ориентированный на отношения.

Лингвисты Уильям О. Барр и Боуман Аткинс на основании подобных наблюдений пришли к выводу, что пропасть проходит не между типично женским и мужским языком, а между социальными классами. Таким образом, особенности «языка женщин» связаны больше с наличием власти, чем с половой принадлежностью.

Но даже если женщины и мужчины в разговоре ведут себя абсолютно одинаково, это по-прежнему оценивается по-разному, как заметила лингвист Катя Тимм из Гейдельбергского университета. «Если женщины пытаются вести себя решительным образом, доминировать, это уменьшает их успех, потому что не соответствует ожидаемому ролевому поведению». Мужчины же, наоборот, не утратили бы своего влияния, если бы держались сообща и поддерживали друг друга, то есть женский стиль общения обогащает их.

Таким образом, мужчины, кажется, немного ближе к цели научиться поведению противоположного пола. Исследования показали, что женщины испытывают значительно больше трудностей в попытке добиться признания, используя доминантный стиль общения, по сравнению с мужчинами, которые пробуют себя в языке отношений — как в профессиональной жизни, так и в партнерстве.

Другие материалы

blog comments powered by Disqus