Конкурсная работа Винярской Веры

Оцените работу!
Узнайте
итоги конкурса
прямо сейчас

Всю свою сознательную взрослую жизнь я работала (и работаю) переводчиком, хотя зпизодически занималась и преподаванием, и журналистикой, и многим другим.

Да и работа переводчиком была сначала тоже эпизодом: в далеком 1963 году нас, нескольких студенток французской группы третьего курса факультета романо-германской филологии КГУ, пригласили (после серьезных собеседований) на курсы гидов-переводчиков Интуриста с последующей работой во время летних каникул. Оттепель! В СССР поехали иностранцы. Переводчиков катастрофически не хватало.

Повезло! На курсах новые интересные предметы: история и архитектура Киева, протокол, этнография, экономика и психология туризма, особенности страны языка – и все близко к жизни, повседневной практике, все отличалось от академического преподавания в Университете. И живое общение с «носителями языка». Потом начались зарубежные турпоездки. Побывать в стране языка, погрузиться в звучащую вокруг тебя речь! Меня поймут те, кто учил языки. Да еще увидеть шедевры и улицы, о которых читал, которые видел на картинках и в кино! И постепенно работа переводчика стала основной.

Нам было непросто: обилие организационной работы, недовольство нашим, увы, ненавязчивым сервисом, задержки рейсов, опоздания на поезд, забытые туристами вещи и документы...

Но был и неподдельный искренний интерес к нашей стране, желание узнать получше наш народ, понять нашу жизнь. А отсюда и чувство своей востребованности: все общение шло через переводчика, он был тем магическим кристаллом, который преображал незнание в знание и непонимание в понимание. Ведь языками владели немногие и среди наших, и среди иностранцев.

В то время большинство иностранцев называли Советский Союз просто Россией. И, поверьте, было здорово получать открытки примерно такого содержания: «Спасибо. Вы помогли мне понять и полюбить Россию».

Конечно, были и враждебно настроенные туристы: члены правых партий, невежественные жители их загранглубинки, выросшие на антисоветской пропаганде, воинствующие католики – священники, семинаристы – идеологические работники, как никак. И были инструкции для американских туристов, призывающие не доверять переводчикам Интуриста – красным гадинам КГБ. Хотя в данном вопросе следовало бы и на себе оборотиться. Ведь во всех странах те, кто имеет отношение к иностранцам, отчитываются перед своими спецслужбами. Еще Наполеон сказал, что из десяти иностранцев, въезжающих во Францию один обязательно шпион. А уж Бонапарта никак не заподозришь в связях с КГБ! И здесь мне хочется сказать несколько слов в защиту переводчиков Интуриста: профессии массовой, да не очень. Необходимой, но не оцененной по достоинству. Трудоемкой, но зачастую не уважаемой ни начальством, ни государством, ни общественностью. Многие эту профессию не понимали, другие просто завидовали, а третьи собственно и туризм воспринимали как исключительно буржуазное баловство: «С жиру бесятся». Практически отсутствовал подход к туризму как к самостоятельной отрасли народного хозяйства. К сожалению и сейчас мы наблюдаем такую же картину. Почему-то большинству трудно дается понимание простого экономического факта: туризм дает прибыль от хорошего впечатления (обслуживание, музеи, памятники, кухня, отдых), деньги текут в казну, появляются новые рабочие места, из страны не вывозятся стратегические запасы сырья. Сказочная торговля воздухом! Почему так трудно понять очевидное? Сейчас в Киеве туризм почти зачах. А в начале 80-ых годов в разгар сезона в нашем городе находилось одновременно около 60000 туристов в день! Вот вам валюта, прибыль, общение, в конце цонцов. Именно за счет туризма поднялась экономика Испании после диктатуры Франко.

Извините, немного отвлеклась. Еще одной составной профессии переводчика является постоянное повышение квалификации: курсы, учебные поездки, практические занятия, страноведческие конференции, индивидуальная подготовка. В результате уровень наших переводчиков сравнивали с уровнем итальянских коллег. А ведь Италия – страна классического туризма!

Но переводчик Интуриста занимался не только туризмом. Мы и синхронили: переводили фильмы, в том числе и напрямую с экрана, без текстов, международные конгрессы, партийные съезды, профсоюзные конференции и пр. Мы писали и переводили новые экскурсии: каждая страна имела свои особенности восприятия, свои предпочтения. Зимой мы делали письменные переводы. Темы были совершенно разные – от французской кухни до электроники, включая либретто для уезжающих на гастроли театров.

И еще зимой мы устраивали капустники. Получалось два-три раза в год. Мы смеялись над нашими ляпами, над некоторыми нелепыми правилами, над туристами, над всем, что казалось нам смешным. Мы сами писали сценарий, скетчи, номера, сами их ставили. Часть костюмов брали у своих соседей – оперного театра. На капустниках всегда был аншлаг, приезжали даже коллеги из других городов. Особенно любили наши капустники представители кубинской фирмы Кубатур. Ведь в душе кубинца всегда живет карнавал.

Были у нас и особые братские (хотя скорее сестринские, среди переводчиков большинство женщин) отношения: между собой все переводчики были на ты и по имени, от 17 до 70 лет. И взаимовыручка. И свои традиции в отдельных коллективах. Как мило переводчики итальянской группы из Ленинграда дарили друг другу новые слова, синонимы, выражения.

Не обходилось и без путаницы, ошибок (смешных и не очень), оговорок.

Например, экскурсия по Ленинграду начиналась официозной и обязательной фразой: «Ленинград – колыбель трех революций». И редкий сезон обходился без того, чтобы кто-то из молодых итальянских переводчиков не заменил благозвучную «колыбель» - «culla» на просторечное «culo» - «задница». И надо было видеть бурную радость итальянцев, и без этого далеко не тихих.

Бывали и непредсказуемые реакции на обычные вещи.

Киев. Прогулка по Днепру на катере «Николай Островский». Подходит американская группа. Среди туристов есть русскоязычная пожилая пара из Нью- Йорка. Жена читает название и спрашивает переводчика:
- А кто такой Николай Островский?
- Писатель, - отвечает переводчик.
- А, он написал «Собаку на сене»! – радуется жена.brp> - Дорогая, «Собаку на сене» написал Лопе де Вега, - говорит муж.
- Ну вот, - возмущается жена, - «Собаку на сене» написал Лопе де Вега, а корабль назвали «Николай Островский»!

Повезло мне и увидеть бунт переводчика, ужасно смешной и неожиданно парадоксальный. В 60-ые годы в СССР приезжали всемирно известные певцы, артисты, целые театры. Ив Монтан, Жюльет Греко, Шарль Азнавур, Марсель Марсо и многие другие.

В 1965 году в Киев приехал известный итальянский театр, привез несколько пьес Пиранделло. Сопровождали театр московские переводчики, киевлянам перевод спектаклей почему то не доверили. Среди москвичей был блестящий переводчик лет под 50, большой любитель выпить.

Шел второй спектакль. В зале Октябрского Дворца находились многие руководители республики. Пиранделло автор народный, речь его персонажей вполне разговорная, со множеством просторечных и бранных слов и выражений. Переводчик, крепко выпивший, вдохновляется бранью действующих лиц и начинает костерить зрителей в стиле Пиранделло плавно переходя на русский мат. Смысл его речей недозволенных сводился к следующему: вам, тупицы, мать вашу! надо учить иностранные языки. Ждете..., что я вам переведу? А ... вам! Я вот все понимаю! А вы ..., ослы, нет! Смеется. И начинает снова.

Самым интересным было то, что и зрители, и администрация не сразу поняли, что это уже не спектакль. Потом долго открывали массивную дверь, за которой сидел переводчик. Так вот первые особы республики и их приближенные получили неожиданный совет в своеобразной форме: учите языки.

Правда, сейчас мы убедились, что изучение иностранных языков не делает всех поголовно переводчиками. Хотя многие считают, что знание разговорного языка уже дает им право переводить. Но переводчику нужны еще и чутье языка, и углубленные знания во многих сферах, мгновенная реакция и большой труд. Переводчик одновременно и труженик, и своеобразный авантюрист в сфере духовной. А именно авантюристы часто бывают первооткрывателями!

К сожалению, не помню дословно цитату из Гете, который писал, что труд переводчика очень важен и нужен для взаимопонимания между народами, хотя его зачастую не ценят. Увы, и сейчас мало что изменилось.

Не хочу, чтобы мои слова воспринимались совсем идиллически. Мы были отнюдь не ангелы, а живые люди. Бывало все: и обиды, и ссоры, и недоразумения. Но мы работали и жили весело, с полной самоотдачей, с юмором и самоиронией. И сейчас многие из нас продолжают работать и передавать молодым опыт, накопленный годами. Да и на нашу минимальную пенсию (кстати о признании) не сильно расслабишься. И все же у нас в жизни было много интересного, яркого, доброго. Чего мы желаем и нашим молодым коллегам.

А всем знакомым и незнакомым, далеким и близким товарищам по цеху бывшего Союза я хочу сказать: Виват, коллеги! Здоровья вам, бодрости, удачи! Помните, какими мы были! И так держать!

Бюро переводов "Прима Виста", Москва. Все права защищены. При копировании текстовых материалов необходимо указывать источник и размещать активную гиперссылку на сайт www.primavista.ru.

blog comments powered by Disqus
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Выберите удобный для Вас способ связи