Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2018 г.
English version

Трудности перевода: одна ошибка — сотни жизней

Комментариев 5   Просмотров 1370

Как проходит рабочий день переводчика? За редким исключением, в любимом кресле, домашнем халате, за чашечкой кофе в окружении стопки словарей, любимого кота и маминой свежей выпечки. Или, если трудовой договор все же требует вашего присутствия в офисе, — в уютном кресле, любимом костюме, за чашечкой кофе в окружении стопки словарей, приветливых коллег и пары булочек из кондитерской за углом.

Вы занимаетесь привычным делом, у вас есть время поразмыслить над вариантами перевода и выбрать наиболее подходящий. Устали? Пара офисных баек вернёт вам расположение духа, а уж если в переводе будет допущена ошибка – ее исправление, широкая улыбка и хорошие взаимоотношения с начальником сведут ее на нет.

А теперь представьте ситуацию, когда вы в условиях дедлайна, а допущенная ошибка будет стоить сотни жизней, в том числе и вашей. Так уж сложилось, что пилот самолета — тот же переводчик, вот только круг обязанностей у него значительно шире. И нет ни словаря, ни халата, ни даже домашних блинчиков!

История авиации насчитывает чуть больше ста лет, но уже известен не один десяток случаев, когда всего лишь одна языковая ошибка приводила к трагическим последствиям. Вот несколько реальных примеров:

  1. 27 марта 1977 года пилот авиакомпании KЛM, тип ВС — Боинг-747, доложил: «We are now at take-off», когда самолет начал руление по посадочной полосе в Тенерифе. Авиадиспетчер понял его заявление в том смысле, что борт находится в точке взлета и ждет дальнейших указаний, и поэтому не предупредил пилота, что еще один Боинг-747 (как самолет-невидимка в густом тумане!) был уже на взлетной полосе. Нестандартная фраза пилота «at take-off», вместо очевидного «taking-off» — из разряда «тонких лингвистических» оттенков, на которые могут обратить внимание лишь наши «братья по цеху», а не два человека, волею судьбы оставшиеся непонятыми друг для друга. В результате аварии погибли 583 человека, эта катастрофа признана самой страшной в истории авиации.
  2. 17 февраля 1981 калифорнийской борт, совершающий полет рейсом 336, получил разрешение на посадку, в то же самое время, когда другой Боинг-737 приступил к рулению для взлета. Диспетчер, оценив сложившуюся ситуацию нехватки времени для расхождения бортов, дал команду 336-му уходить на второй круг. В кратком обсуждении команды Вышки с командиром, второй пилот употребляет слово «hold» в значении «продолжать снижение». Дело в том, что в авиационной фразеологии «hold» всегда подразумевает прекращение текущего действия и ожидания дальнейших инструкций. В обычной английской речи «hold» можно нередко услышать в фразах, подобных «hold your course» — следуй намеченным курсом. Спустя некоторое время командир запросил уточнения: «Can we land, tower?» — однако, получившаяся путаница привела к 34 пострадавшим и практически полному разрушению самолета в результате пожара при посадке.
  3. Проблемы могут также возникнуть в результате так называемого фонетического сходства двух различных слов, которые звучат почти одинаково (left и west) или абсолютно одинаково (to и two). Не забывайте, что ситуация усугубляется качеством радиосвязи. Последняя катастрофа из этого разряда случилась в одном из аэропортов Юго-Восточной Азии. Диспетчер дает команду снижаться «two four zero zero». Пилот понимает услышанное как: «OK. Four zero zero», перепутав цифру с предлогом. В результате самолет снижается до 400 футов вместо необходимых 2400 футов.С подобными сложностями может столкнуться даже хорошо подготовленный в языковом плане специалист. Но к каким последствиям приведут серьезные пробелы в знаниях?
  4. Возможно, следующее видео поможет вам оценить масштаб проблемы:Этот пример — яркая демонстрация пресловутого «языкового барьера» американского диспетчера и китайского пилота. Простой вопрос из области нестандартной фразеологии с лавинообразной скоростью перерастает в небезопасно-непрофессиональный радиообмен. И это – в одном из самых перегруженных аэропортов мира. Путаница Mike Alpha с Mike November, незнание специфики процедуры заруливания в Аэропорту Нью-Йорка имени «Джона Кеннеди», неспособность обнаружить разницу между повествовательной и вопросительной речевыми формами — все это дало богатый материал для репортажа сотрудников CNN. А с глобальной точки зрения, специфический тембральный акцент китайского пилота и недостаточная языковая подготовка могли бы послужить достойной иллюстрацией к Божьей каре в виде Вавилонской башни.
  5. Ошибки перевода могут возникать в результате многозначности чисел, которые часто являются общими для нескольких авиационных параметров. Например, 240 может быть обозначением эшелона полета, курса, скорости, или номера рейса. Так, к примеру, нередко случаются авиационные инциденты на подобной основе:

    Самолет летит курсом 300 градусов на эшелоне 270.
    Диспетчер: дает курс «three one zero».
    Экипаж: набирает эшелон 310.

    Еще один пример, когда борту как раз был разрешен набор эшелона 310.

    Диспетчер: при подходе к 260 эшелону запрашивает информацию о скорости самолета.
    Экипаж: «315 узлов».
    Диспетчер: «Maintain 280», подразумевая прекращение дальнейшего набора.
    Пилот: «280 узлов» и замедляется до 280 узлов, продолжая набор 310 эшелона.

К сожалению, подобных примеров — несчетное количество. И изложить их в одной статье невозможно. Оставим дальнейшее исследование тем, кто занят этим вопросом по роду своей деятельности, а вам — «мягкой посадки» в свои любимые кресла, с горячей чашечкой кофе в одной руке и словарем — в другой.

×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Выберите удобный для Вас способ связи