Конкурсная работа Мартыновой Анны

Оцените работу!
Узнайте
итоги конкурса
прямо сейчас

Моя переводческая карьера началась пять лет назад, когда я была студенткой четвертого курса отделения теоретической и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ им. Ломоносова.

Хотя моя специальность лингвиста не имела непосредственного отношения к переводческой деятельности, как и любой студент, я жаждала самостоятельности, которую можно было хоть частично добыть путем зарабатывания денег собственным трудом. В этот момент и определилась моя «рабочая» судьба. Я устроилась внештатным сотрудником в компанию «Геомодель», где в течение двух университетских лет вечерами и ночами после лекций и семинаров переводила научные статьи из журнала европейской ассоциации инженеров-геологов и геофизиков EAGE. Это дало мне хорошую терминологическую базу в области нефтегазовой промышленности. По окончании университета многие мои сокурсники «разбежались» по Москве, устроившись на работы, не имеющие никакого отношения к языку. Но я была убеждена, что работа по специальности – это оптимальное решение. Зачем устраиваться на работу, скажем, каким-нибудь обыденным менеджером, если государство тебе дало такое образование?

Итак, 7 сентября 2007 года я устроилась в компанию ООО «Газпром ВНИИГАЗ» и вышла на работу, полная желаний выполнить свой долг перед государством. Однако все было не так радужно, как казалось изначально, и мой пыл быстро угас. Не успела я расположиться на рабочем месте, как ко мне стали подходить разные люди с просьбами перевести то, перевести это. Мой стол в течение одного дня оказался просто завален огромным количеством документов, почтовый ящик переполнен… И у меня начали опускаться руки. Да еще и переводы были в основном с русского на английский, а этим я никогда не занималась, поскольку в журнале EAGE переводила только с английского на русский. Еще стоит учесть, что собственно переводу-то меня никто и не учил, поскольку в университете мы занимались языком «в общем», а не «в частности». Перевод нам никогда не преподавали, зато математика была все пять лет (о чем я, кстати, ни капельки не жалею, поскольку математика научила меня многому). В эту тяжелую первую рабочую неделю мне сильно помогала моя подруга Наташа, которая закончила факультет теории и практики перевода МГУ. Она давала мне полезные советы и немного редактировала мои переводы.

Спустя два года, когда Наташа устроилась к нам во ВНИИГАЗ по моему предложению, она мне честно призналась, что получая от меня на редакцию мои первые переводы, думала, что из меня не то что ничего не выйдет, а мне вообще противопоказано быть переводчиком. Но я рада, что теперь она думает по-другому.

После первой рабочей недели к нам, к моему счастью, устроился на работу еще один сотрудник Михаил, который занял должность главного переводчика. И я смогла с ним разделить кипу документов, отдав ему, как мужчине, большую их часть. Однако чем дальше я работала, тем хуже мне становилось. У нас не ладились отношения с Мишей, мне непонятно было, как можно копаться часами в словарях и интернете в поиске наилучшего перевода, меня пугала мысль, что мне когда-то придется переводить устно, ведь я этого тоже никогда не делала. В общем, психологический груз надавил на меня с такой силой, что я призналась Мише, что вряд ли выдержу все это и уйду после испытательного срока. Но этого не произошло…

В течение первого года работы в лице Миши я нашла хорошего наставника. Он был гораздо опытнее меня и научил многому, все время стимулировал к росту и развитию. Я стала более терпимой к нему, мое отношение к работе стало потихоньку меняться. Я стала чувствовать, что у меня что-то уже получается и вроде неплохо. Я начала потихоньку ходить на устные переговоры. Не скрою, что это было всегда жутко страшно. Потом начались первые командировки. Я побывала в Париже, два раза в Праге и в октябре 2009 года в составе делегации нашей компании съездила в Аргентину на мировой газовый конгресс. Мне начало все это очень нравиться. Я встречалась с новыми людьми, почувствовала важность своей профессии и поняла, что без нас, переводчиков, вряд ли возможно какое-то адекватное международное сотрудничество.

В данный момент я работаю ведущим переводчиком отдела внешнеэкономической деятельности ООО «Газпром ВНИИГАЗ». В нашей компании работает около 2200 человек, и можно себе представить, какой объем переводов мы имеем с таким количеством сотрудников и таким количеством внешнеэкономических связей. Я руковожу нашим небольшим переводческим «агентством», которое мы создали внутри компании.
 
Мартынова Анна Мартынова Анна

У нас восемь внештатных переводчиков, и я координирую их работу. Общаюсь с нашими заказчиками, распределяю переводы, редактирую их и, конечно, перевожу сама. В данный момент у меня наступил небольшой кризис жанра. Я стала читать литературу о нашей профессии, где именитые переводчики пишут о всех подводных камнях переводческой деятельности, о том, как сложно достичь профессионализма и т.д. И я поняла, сколько сил мне еще нужно потратить для достижения этих целей, сколько еще мне надо учиться и повышать квалификацию. Но я уверена, что я преодолею эти сложности и когда-нибудь стану профессионалом. Я не хочу размениваться на другие профессии и готова всегда работать переводчиком, совершенствуя свои навыки. Многие думают, что работать переводчиком очень скучно, но я уверена, что данная сфера деятельности очень интересна. Она позволяет увидеть все изнутри…

Бюро устных переводов "Прима Виста". Все права защищены. При копировании текстовых материалов необходимо указывать источник и размещать активную гиперссылку на сайт www.primavista.ru.

blog comments powered by Disqus
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Выберите удобный для Вас способ связи