Конкурсная работа Аббасовой Гюли

Оцените работу!
Узнайте
итоги конкурса
прямо сейчас

Перпетуум-мобиле

Земля – и небо! – учительница, вздыхая, закатывала глаза в знак очередного недовольства мной.
– Евгения Шепсовна, а можно, я переведу текст или тему расскажу? Спросите у меня что-нибудь другое, – умоляюще просила я.
– Пока не выучишь все слова с артиклями…

Евгеша пыталась всем своим видом внушить страх к себе и почтение к ненавистным артиклям, но у нее ничего не выходило, потому что глаза были слишком добрыми…

Евгения Шепсовна учила немецкому языку всех, как она выражалась, Гейдаровых – моих дядь, тёть, братьев и сестер. Причем тут Гейдаровы?
– Я Мамедова!
– Не важно. Все равно самая ленивая!
Земля и небо! – так она всегда сравнивала меня с моей старшей сестрой – зубрилкой. Ну, кому охота зубрить слова и артикли! Ведь и без них все ясно. Другое дело – Лорелея, или

Eins, zwei, drei, vier
In die Schule gehen wir!
In die Schule gehen wir,
Und bekommen fünf und vier!1

А еще, к концу урока она доверяла мне святая святых кабинета немецкого языка – патефон, на котором я заводила единственную и всеми нами любимую пластинку с песенкой "Kinder, wir singen fröhliche Lieder"2. Мы голосили старательно и весело, Евгения Шепсовна подпевала, счастливая и довольная, как мне казалось, собою.

Пролетели чудесные школьные годы, длившиеся бесконечно долго, прогремел выпускной бал…
– Мама, ты не видела мой аттестат?
– Кому нужны твои вещи? Разбросаешь, потом найти не можешь!

Я перевернула всю свою комнату, квартиру.
– Что ты копаешься в моих вещах? – строго спросила мама, когда я в очередной раз делала повальный обыск в надежде найти исчезнувшее без следа свидетельство моего (среднего!) образования и стала рыться в полках родительского шифоньера.

Тогда мне казалось нормальным, что родители предоставили нам, детям, свободу действий, и я шестнадцатилетняя девочка, собирала документы для поступления в вуз, как это делали прежде мои старшие брат и сестра. Но мой шанс поступить на факультет востоковедения Ленинградского университета улетучился вместе с моим аттестатом.
– Мам, у меня не приняли документы без аттестата…
– Ну и, слава Богу, – как то слишком спокойно ответила мать, – на следующий год поступишь.

Следующий год наступил неожиданно быстро, но это не помешало мне к положенному сроку пройти все бюрократические испытания и получить заветную книжку, открывающую двери вуза.
– Мам, я получила аттестат!
– Ну-ка покажи, – мама повертела в руках принесенный мною дубликат.
– У меня тоже есть такая книжка…

Она порылась в своей полке и достала партбилет, вложенный в серую обложку. Так это же мой аттестат!
– Мама! Ну как ты могла?
– А я что-то не обратила внимания. Смотрю – лежит хорошая картонка, ну и положила в нее свой партбилет, ну, чтоб целее был. А знаешь, Полина будет поступать в иняз, – сообщила она, – Может, ты пойдешь вместе с ней? Будете вместе ходить в институт…

А почему бы и нет? Семью годами раньше моя сестра, которая собиралась поступать на юридический, "за компанию" с подругами вышла из автобуса на пару остановок раньше, и подала документы в медицинский. И поступила.

Да, предложение заманчивое, но ведь в Баку нет переводческого факультета, и язык придется учить снова немецкий. Но, что не сделаешь "за компанию"?

Язык немецкий пришлось учить действительно снова. Оказалось, все, что проходили в школе и сдавали на экзаменах, нужно повторять заново. Чего ж тут странного? Только вот еще один артикль прибавился – нулевой, да тексты превратились в книги, а упражнения и правила – в целые разделы. Что ж, пришлось пройти и этот "курс науки", как говорила мама.

Сразу после института мне посчастливилось поработать экскурсоводом в Интуристе – заменяла гида-переводчицу, ушедшую в самый разгар туристического сезона в декретный отпуск. Основательно подготовившись по материалам на русском, веду экскурсию об истории и уникальной архитектуре Дворца Ширваншахов … на немецком языке.

Мысли опережают речь… Ну как же это будет по-немецки? Каменный орнамент, выполненный в виде листьев инжира. Мгновенно соображаю: листья инжира – фиговые листья. Ага, конечно фикенбаум3! – и невозмутимо продолжаю повествование, ловко вставив, где нужно, придуманное слово. И вдруг… стоп-кадр! Мои благодарные слушатели (я ощущала от них поток положительной энергии) застыли в позах, кто в какой был… Боже! Что я сказала…

Через пару лет моя двоюродная сестра, которая вышла замуж за немца и жила в Берлине, рассказывала, что одна из знакомых свекрови, узнав, что невестка из Азербайджана, рассказывала:
– Прошлым летом я ездила по путевке на Кавказ. В Баку группу сопровождала юная переводчица, совсем ребёнок, в белом кружевном платье. Она так интересно рассказывала…

Я вспомнила этот злополучный фиговый листок и залилась краской. Эй, ты что? – успокаивала меня кузина, – она говорила, что в Баку ей понравилось больше всего!

Я была счастлива, бегая с утра до вечера по городу в сорокоградусную жару в обществе премилых туристов, в основном, преклонного возраста. Интересная была работа! Жаль только, что свекрови и мужу не понравилась. Слишком уж сияла моя довольная физиономия!

На работу в фирму – переводчиком генерального директора - немца – отпустили скрепя сердце и одобрительно кивали, когда я рассказывала, какой он кровопивец.
– Что вы ему сказали? – переспрашивал он меня, когда его собеседник неадекватно реагировал на его ругань и оскорбления.
– Я сказала, что вы не согласны с его позицией и считаете, что нужно бы поступить так-то и так-то…
– А я-то думаю, что это он улыбается? Итак, запомните: вы – мой орган слуха и речи, перевóдите то, что слышите. Понятно? В противном случае – выкину вон!

Так и говорил: "Schmeiße Sie ´raus"! Я проработала с господином Мюллером 10 лет – вот это был "курс науки"! – и даже умудрялась втихаря делать переводы "на стороне". Зачем я бегала "налево"? За деньгами? Да, деньги нужны всегда – их никогда не бывает много. Но работала я не за деньги, а на совесть. Честолюбие, любовь к людям и к профессии – вот двигатель моего перпетуум-мобиле! Вот уж и пенсия на горизонте, а я все туда же! Строя планы на будущее (параллельно с домиком в деревне), представляю, как буду устраивать в сельской школе вечера поэзии Гейне и Гёте, а на уроках требовать, чтобы дети не путали слова и артикли…

Баку, 12 января 2010 года

---
1 Раз, два, три, четыре, пять
В школу мы идем опять,
В школу мы идем опять,
Получать четыре, пять!

2 Немецкий вариант пионерского марша "Взвейтесь кострами"

3 Несуществующее слово с элементом ненормативной лексики

Агентство переводов "Прима Виста". Все права защищены. При копировании текстовых материалов необходимо указывать источник и размещать активную гиперссылку на сайт www.primavista.ru.

blog comments powered by Disqus
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Выберите удобный для Вас способ связи