Конкурсная работа Василенко Оксаны

Оцените работу!
Узнайте
итоги конкурса
прямо сейчас

В переводчики я попала неожиданно, но все же неслучайно. Неожиданно, потому что в мои планы это не входило, а неслучайно, потому что куда еще податься человеку, который любит иностранные языки? Языками я интересовалась с детства, правда, видела в них скорее увлечение, чем профессию, а стать я мечтала космонавтом. В те славные времена, когда по телевизору показывали «Гостью из будущего» и «Тайну третьей планеты», покорение космоса казалось делом важным, нужным и даже неизбежным. Совсем скоро изобретут фотонные звездолеты, и можно будет летать к звездам, изучать Вселенную и общаться с братьями по разуму. Вот-вот должен был наступить полдень, XXII век, но вместо этого наступила перестройка. Ну или детство кончилось.

Прощаться с детскими мечтами всегда жаль, и, поступая в Политехнический институт, я смутно надеялась в совершенстве овладеть новым чудом техники под названием «компьютер» и какими-нибудь окольными путями все же попасть в космонавтику. Если бы мне тогда сказали, что я стану переводчиком, то я бы ни за что не поверила.

Возможно, я так бы и работала программистом, если бы в моей жизни не произошло чудо. Впрочем, поначалу все происходящее выглядело вполне обыденным. Гром не грянул, и молния не ударила, а просто отворилась в дверь, и в аудиторию, где томились зеленые первокурсники, вошел довольно грузный мужчина в годах (ну да, семнадцатилетним юнцам все, кому за сорок, кажутся глубокими стариками). Прежде всего меня поразило его четкое английское произношение: он и по-русски говорил как будто с легким английским акцентом! Тогда мы еще не понимали, что нам сказочно повезло с преподавателем: Константин Евгеньевич Кашилов вырос в семье дипломата, знал английский язык в совершенстве и принялся беспощадно вбивать его в наши головы. Разумеется, мы сопротивлялись. Мы ныли, что он задает слишком много, что это невозможно выучить, и вообще, из всех языков самые важные – это языки программирования! Константин Евгеньевич был неумолим. За «красивые глазки» зачет он не ставил. Приходилось зубрить, читать, переводить и исправно посещать занятия. Он умел пристыдить, умел и похвалить, а главное – он искренне любил английский язык, и искорки этого огня западали в души учеников. Константин Евгеньевич Кашилов был настоящим Учителем, о котором всю жизнь вспоминаешь с искренней благодарностью.

К сожалению, на втором курсе нам дали другого преподавателя, и занятия вновь превратились в скучнейшую обязаловку. Но чудо уже произошло. Страсть к английскому языку горела в моей груди, и я принялась учить его самостоятельно. К пятому курсу я поняла, что совсем-совсем не хочу быть программистом. Я хочу быть переводчиком! Ну почему мне раньше не сказали, что есть на свете факультет иностранных языков? Скрипя зубами, – не бросать же учебу на пятом-то курсе! – я все-таки получила заветный красный диплом – и тут же убрала его подальше, несмотря на грызущие душу сомнения. Разумно ли перечеркнуть пять лет жизни, отказаться от аспирантуры и пойти в какие-то там переводчики? Неизвестно еще, с чем этих переводчиков вообще едят. Попробовать бы для начала, что это такое, так сказать, на кошках потренироваться. К счастью, провидение было ко мне благосклонно: как обычно, желая сэкономить на профессиональном переводчике, знакомые пригласили «попереводить» для иностранного партнера. «Ты же знаешь английский? Ну да, он немец, но по-английски говорит, его бы просто в аэропорту встретить, в гостиницу отвезти, а на переговоры мы уж найдем кого-нибудь поопытнее».

Это был мой первый опыт общения не только с иностранцем, но и с заказчиком. Как наверняка догадались коллеги, искать «кого-нибудь поопытнее» никто и не собирался, и пришлось мне, совершенно без подготовки, лепетать нечто маловразумительное о печатных станках и прочем сложном полиграфическом оборудовании. Три дня пролетели, как во сне. К своему изумлению, я все же как-то ухитрилась обеспечить взаимопонимание сторон, и переговоры прошли успешно.

Вот так я получила боевое крещение и поняла, что выбор сделан правильно: я буду переводчиком! Увы, у Хозяйки судеб были другие планы. Проучившись всего пару месяцев на курсах переводчиков, я получила предложение, от которого невозможно было отказаться. В середине девяностых, когда выпускники инфаков с опаской глядели на компьютеры, а технари с трудом могли связать два слова по-английски, я оказалась счастливым исключением и в результате проработала шесть лет офис-менеджером в иностранной компании. Потом моя судьба совершила новый крутой поворот, и я очутилась заграницей. Пришло время в очередной раз менять профессию: знатоков английского здесь и без меня хватало, программистом я была только на бумажке, а офисная работа мне уже надоела. И тогда я стала графическим дизайнером, удачно совместив два увлечения: компьютер и рисование. Когда я наконец набралась опыта и могла с гордостью сказать: «Я – дизайнер!», неугомонная Фортуна вновь преподнесла мне сюрприз: из заморских стран я вернулась в родной город, и передо мной снова встала проблема выбора профессии. Дизайнером мне быть как-то расхотелось, зато давняя мечта работать переводчиком вдруг засияла новыми красками.

И вот позади три года работы, одиннадцать книг и три рассказа. Начинать, конечно, пришлось с легкого чтива из детективов и женских романов, но в конце концов я доросла до рассказов Сомерсета Моэма и Оскара Уальда.

Каждая книга была неповторимым приключением, путешествием в другой мир. Мне повезло перевести две книги Уилбура Смита, южноафриканского писателя, который, к сожалению, пока неизвестен в России. Описанная Смитом история «открытия» и завоевания Черного континента потрясает до глубины души. Она также заполняет громадный пробел в наших познаниях о мире. Мы так много знаем о Европе, кое-что слышали об Азии, но почти ничего – об Африке. Если Смит найдет путь к сердцу русского читателя, то я сочту свою миссию выполненной.

Еще одна интересная книга, переводчиком которой мне повезло стать, уже лежит на прилавках книжных магазинов. Переводить пришлось с русского на русский, но через посредство английского. Американский поэт Джей Парини описал последний год жизни Льва Николаевича Толстого в книге «Последнее воскресенье». Парини опирался на русские источники, в частности дневники самого Толстого и близких к нему людей, – в английском переводе, разумеется. Вот и пришлось вылавливать цитаты в тексте, отыскивать их в первоисточнике и «переводить» обратно. А также стилизовать язык перевода под язык времен Льва Николаевича. Вот такой уникальнейший случай в моей переводческой практике.

За художественный перевод платят смешные деньги, зато работаешь для души и оставляешь в душах след. Ведь шедевры мировой литературы стали частью русской культуры именно благодаря кропотливой работе переводчиков. Работа эта исключительно сложная, но безумно увлекательная.

Переводчик, в отличие от писателя, не волен всю жизнь оставаться в рамках одной излюбленной и хорошо знакомой темы: сегодня приходится переводить книгу про жизнь лондонской богемы, а завтра – про современную молодежь. Переводчик, как актер, постоянно меняет роли и маски, а значит, должен постоянно учиться чему-то новому – и в этом одна из прелестей нашей профессии. Волей-неволей превращаешься в ходячую энциклопедию. Для одной книги мне пришлось изучать тонкости обращения с пулеметом «максим» и устройство стрелкового оружия, для другой – сленг наркоманов и нецензурные выражения. Фауна и флора, исторические деятели всех времен и народов, история Европы, Африки, Азии и обеих Америк, Библия и Коран, географические названия – невозможно перечислить все, с чем приходится сталкиваться переводчику. Вот уж для кого интернет незаменим! Причем не просто в качестве источника информации.

Интернет позволяет легко находить профессионалов в любой области, и многие из них охотно соглашаются проконсультировать любознательного переводчика, которому вдруг понадобилось разобраться в оснастке парусного судна или в приемах джиу-джитсу. Кроме того, можно, не выходя из дома, общаться с коллегами, разбросанными по всем уголкам земного шара. Когда меня спрашивают: «Не скучно ли сидеть целыми днями за компьютером?», я только улыбаюсь в ответ. Мне не скучно, потому что экран монитора – это окно во Вселенную. Все-таки моя детская мечта отчасти сбылась: компьютерные технологии открыли доступ в новые миры, и даже фотонный звездолет не понадобился. А вот знание языков пригодилось.

Другие миры живут рядом с нами, ведь каждая культура – это своя вселенная, свое мировоззрение, а язык – это способ проникнуть в другую культуру и посмотреть на мир другими глазами. Раньше для этого приходилось ехать в далекие страны, много месяцев плыть на корабле, продираться сквозь джунгли, трястись верхом по горам, а сейчас достаточно пробежать пальцами по клавиатуре – и весь мир как на ладони!

Наша планета словно резко уменьшилась в размерах, и в общем доме стало тесновато. Ресурсы оказались ограничены, зато жадность и эгоизм предела не знают. Мало кто задумывается об этом, но именно переводчики играют очень важную роль в поддержании добрососедских отношений. Нет, я не о том, что неверная интонация на дипломатических переговорах чревата международным скандалом.

Стрелять в чужака всегда проще, чем в того, кого знаешь лично. Читая о людях других стран и культур, мы понимаем, что и они тоже люди, проникаемся их горестями, радуемся их победам – и перестаем считать их чужими. Шерлок Холмс и Винни-Пух, Маленький принц и три мушкетера, Карлсон и Муми-тролль, бравый солдат Швейк и Йон Тихий, и многие, многие другие – все они знакомы русскому читателю. Именно переводчики обогатили русскую литературу такими жемчужинами, как рубаи Омара Хайяма, пьесы Шекспира, романы Виктора Гюго и сказки Андерсена. Благодаря им мы все немного немцы, немного французы, немного англичане и даже чуть-чуть иранцы, греки, испанцы, японцы и много кто еще.

Изучая другой язык, и сам становишься немного другим, смещается точка зрения или даже точка сборки. Мир из плоского превращается в многомерный, из черно-белого – в разноцветный. Уходит нетерпимость к инакомыслию и инаковидению, приходит понимание, что при всех различиях в цвете кожи и гастрономических пристрастиях мы все – одной крови. Нельзя делить людей на своих и чужих, на этой планете чужих нет, есть только – другие. И это хорошо, что мы все разные, потому что мир, покрашенный одной краской, уныл и неинтересен. Для каждого цветка найдется место под солнцем, у каждого языка есть своя неповторимая мелодия, каждая культура – еще один самоцвет в сокровищнице человечества.

У каждого из нас есть свой дар, свое призвание. Любовь к другим языкам, уважение к другим культурам – вот без чего невозможно стать настоящим переводчиком. Быть посредником между разными культурами, открывать людям миры, существующие рядом с ними, делать чужих своими, а дальних – близкими – в этом и состоит работа переводчика. И я очень рада, что наконец нашла свое призвание и могу с гордостью сказать: «Я – переводчик!»

Бюро технических переводов в Москве "Прима Виста". Все права защищены. При копировании текстовых материалов необходимо указывать источник и размещать активную гиперссылку на сайт www.primavista.ru.

blog comments powered by Disqus
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Выберите удобный для Вас способ связи