Вересковый мед (Heather Ale)

Оцените работу!
Узнайте
итоги конкурса
прямо сейчас

Конкурс переводчиков "На языке детства", Бюро переводов в Москве Prima Vista, Перевод с английского языка выполнила Мамочева Юлия

***

by R. L. Stevenson

Heather Ale

From the bonny bells of heather
They brewed a drink long-syne,
Was sweeter far than honey,
Was stronger far than wine.
They brewed it and they drank it,
And lay in a blessed swound
For days and days together
In their dwellings underground.

There rose a king in Scotland,
A fell man to his foes,
He smote the Picts in battle,
He hunted them like roes.
Over miles of the red mountain
He hunted as they fled,
And strewed the dwarfish bodies
Of the dying and the dead.

Summer came in the country,
Red was the heather bell;
But the manner of the brewing
Was none alive to tell.
In graves that were like children's
On many a mountain head,
The Brewsters of the Heather
Lay numbered with the dead.

The king in the red moorland
Rode on a summer's day;
And the bees hummed, and the curlews
Cried beside the way.
The king rode, and was angry,
Black was his brow and pale,
To rule in a land of heather
And lack the Heather Ale.

It fortuned that his vassals,
Riding free on the heath,
Came on a stone that was fallen
And vermin hid beneath.
Rudely plucked from their hiding,
Never a word they spoke:
A son and his aged father -
Last of the dwarfish folk.

The king sat high on his charger,
He looked on the little men;
And the dwarfish and swarthy couple
Looked at the king again.
Down by the shore he had them;
And there on the giddy brink -
"I will give you life, ye vermin,
For the secret of the drink."

There stood the son and father
And they looked high and low;
The heather was red around them,
The sea rumbled below.
And up and spoke the father,
Shrill was his voice to hear:
"I have a word in private,
A word for the royal ear.

"Life is dear to the aged,
And honour a little thing;
I would gladly sell the secret,"
Quoth the Pict to the King.
His voice was small as a sparrow's,
And shrill and wonderful clear:
"I would gladly sell my secret,
Only my son I fear.

"For life is a little matter,
And death is nought to the young;
And I dare not sell my honour
Under the eye of my son.
Take HIM, O king, and bind him,
And cast him far in the deep;
And it's I will tell the secret
That I have sworn to keep."

They took the son and bound him,
Neck and heels in a thong,
And a lad took him and swung him,
And flung him far and strong,
And the sea swallowed his body,
Like that of a child of ten; -
And there on the cliff stood the father,
Last of the dwarfish men.

"True was the word I told you:
Only my son I feared;
For I doubt the sapling courage
That goes without the beard.
But now in vain is the torture,
Fire shall never avail:
Here dies in my bosom
The secret of Heather Ale.

Вересковый мед

С времен стародавних, суровых,
Известна легенда одна
О сладостном эле медовом,
Который был крепче вина…
В своей катакомбе подземной
Народ его гордый варил
И радость истомы блаженной
Чудесный напиток дарил.

Гневливый шотландский правитель
В чудном объявился краю,
И пикты, покинув обитель,
В неправедном пали бою;
Постигла несчастная доля
Старинных врагов короля:
На бранном, губительном поле
Их кровью багрилась земля…

С приходом звенящего лета
Вновь вереск огнем запылал,
Однако напитка секрета
Надменный король не познал –
Приют обрели медовары
В незыблемых, стройных горах,
Где, чуждый рецепта нектара,
Их бренный покоился прах.

Встревоженный мрачною думой,
В окрестностях ехал своих
Средь чаек правитель угрюмый
Под крики протяжные их;
И гнев непритворный на гордом
Его отражался челе:
Не мог насладиться он медом,
На вереском славной земле!..

Но вдруг королевские слуги
Приметили взором своим
Валун исполинский и пиктов,
Укрытье нашедших под ним;
Лишившись убогого крова,
Молчания дали обет
Мальчишка и старец суровый,
Согбенный от прожитых лет.

С горящим король нетерпеньем
На карлов плененных взирал,
Однако ни тени сомненья
В бесстрашных глазах не встречал.
И эхом пронесся над полем
Тогда королевский указ:
«За тайну напитка – на волю
Отпустят немедленно вас!»

В ответ медовары молчали.
Звенел только вереск кругом,
Да волны бурлили, вскипали,
На черном просторе морском…
Как вдруг чей-то голос хрустальный
В гнетущей раздался тиши:
- «Король! Ты не ведаешь тайны?
Так мне говорить разреши…

В мои-то преклонные годы
Погибель бесчестья страшней –
Пусть станет наградой свобода
За тайну Отчизны моей!..»
Острее, чем свист воробьиный,
Звучал голосок в тишине:
«Секрет бы я выдал… Да сына
Присутствие тягостно мне!

Ведь молодость – вольная птица,
А гибель – ничто для юнца:
При мальчике с честью проститься
Решимости нет у отца!
Пускай же в бурлящей пучине
Мальчишка покой обретет,
Чтоб вы научились отныне
Готовить таинственный мед!»

Тут сына схватили вассалы,
В оковы его заключив,
Гудели суровые скалы,
Чернел неприступный обрыв…
И тело тщедушное воды
Сокрыли в пучине морей…
Но карлик, последний из древнего рода,
Был верен морали своей:

«Я правду сказал поневоле,
Не веря в решимость юнца:
Не смог бы он выдержать боли
И тайну хранить до конца.
Меня же, в преклонные годы,
Бесчестья не тронет позор –
Я тайну старинного меда
С собой унесу на костер».

 

Перевод выполнила Мамочева Юлия, г. Москва, Россия

blog comments powered by Disqus
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Выберите удобный для Вас способ связи