Конкурсная работа Муравьевой Юлии

Оцените работу!
Узнайте
итоги конкурса
прямо сейчас

Наверное, это просто судьба или стечение обстоятельств, но уже сейчас понимаешь, что по-другому быть не могло.

1998….Палящее солнце и раскаленный асфальт. Спину тянет школьный рюкзачок. Вдаль уходит дорога.

Мне 16, и я иду на урок немецкого языка. Мой учитель живет в деревне в 16 километрах от нашей, 5 из них иду пешком, туда и обратно. Артур встречает меня на полпути, и мы, позабыв о тридцатипятиградусной жаре, взахлеб говорим обо всем – о погоде, политике, моде,– по-немецки и по-английски. Для меня он бог – он успел поработать переводчиком в строительной фирме в Ижевске, недавно вернулся домой – умный, начитанный, интеллигентный. Такой успех казался мне тогда сказкой, а сам Артур как - будто пришел из другого мира - лучшего, где открыты все двери и много дорог... Мозоли уже больше не болят, ноги не чувствуют усталости.

Наверное, это и есть то, что уже тогда меня привлекало. Чтобы заслужить право идти по этой дороге: говорить, думать, читать, открывать, нужно научиться преодолевать обстоятельства, себя, время, и ни за что не сворачивать.

Когда-то давно в университете нам нужно было выбрать любую профессию и описать ее…

Он сидит за столиком у окна и ожидает кофе....Нет, пусть будет он заходит в залу… У него доброе лицо, легкий отпечаток усталости в уголках глаз, но он никогда в этом не сознается. Он объездил полмира и прошел сто дорог. Он "свой” парень - в конференц-зале или на стройке, в цехе или в офисе, - и вряд ли кто-то скажет, что все свое время он проводит в библиотеке, a просыпается на клавиатуре или в обнимку со словарем. Он перфектен, потому что это часть его профессии, и уже не может по-другому. Он должен знать столько же, сколько и все вместе взятые эксперты, и немного больше… Итак, он - Джеймс Бонд - загнав очередной Астон Мартин, стряхивает пыль с пиджака и уверенно входит в залу – быстро, стремительно, красиво…. Он как никто ценит время - свое и других людей. Его высшее мастерство - экономить время, и те, кому он в этом помогает, ему благодарны.

Вечером он будет потягивать ром в баре и слушать латину или пойдет в филармонию на концерт симфонического оркестра... Мир для него открыт - и он открыт для мира… Он любит этот мир, и наверное, не представляет свою жизнь как-то иначе…

…Нам говорили – работы для переводчиков нет. Дипломированные специалисты, которых пруд пруди, торгуют телефонами в салонах связи. Кто едет в Москву и рад, если найдет какую-то работу по специальности. Куда уж тут учителям, у который основы перевода на третьем курсе идут чуть ли не факультативом. Пределом мечтания в провинциальном городе было устроиться секретарем, заниматься переводом корреспонденции. А тому, кому удалось пообщаться с иностранцем, завидовали черной завистью....

2003….На четвертом курсе появилась возможность в первый раз применить свои знания – на охоте. Забытая богом деревушка, окруженная лесами, закаты у реки, и целый Вавилон, говорящих на разных диалектах – берлинское “иканьнье”, баварское “шипение” вперемежку австрийскими словами и выговором

… Тогда меня охватила паника – я их не понимаю, и оказывается, они друг друга даже не понимают! Это было первое падение с небес. Раньше мне представлялось, что переводчик просто должен знать свою тему. А оказывается, самое главное – это понимание. А они, хоть и говорят все по-немецки - говорят на разных языках. Рабочие на диалекте, профессор - на красивом литературном, выговор. Гражданина Германии, вышедшего на пенсию и жившего недалеко от Аугсбурга, понимали плохо все. У австрийца, моего ровесника, проскальзывал сленг, а красивый представительный мужчина, который прожил целых пять лет во Франции, постоянно путал немецкие и французские слова. Они первый раз столкнулись с нашим менталитетом, с тем, что «подождите минуту» может длиться час, с тем, что наши обещания не всегда совпадают с действительностью. И каждому было важно услышать в данной ситуации привычный для него язык.

…..Поезд стучал колесами, а я все думала…. Ведь и я, получается, впервые столкнулась тогда с нашим менталитетом... С тем представлением, которое бытует не только в селах, но и в городах, офисах, в администрации, если хотите, в прессе и даже в кабинетах высокопоставленных лиц. Мы не любим себя, мы смеемся над собой, мы показываем свои самые плохие качества, и мы свято уверены, что человек с запада принесет нам денег на блюдечке с голубой каемочкой, потому что он богатый и ему не должно быть жалко. Хотим брать и ничего для этого не делать. Мы благоговеем и преклоняемся перед каждым, несмотря на то, что обладаем поразительными душевными качествами, которые ценятся всеми, кроме нас самих. Но мы не используем ничего, мы просто ждем, что за нас кто-то что-то сделает. И к сожалению, именно так мы и ведем дела. В данной ситуации печальнее всего понимать, что не имеешь право ни на что более, как быть инструментом, который берет в руки другой человек, а будет он арию играть или просто тобой по голове ударит – это зависит от его уровня культурной компетенции. И как это сложно - сохранять нейтралитет. В любой ситуации… Неужели это та самая работа, которая мне нужна?

2005... Германия. Бавария. Первая поездка. Сельское хозяйство. Аугсбург. Боденское озеро. Край встретил солнышком, несмотря на хмурый ноябрь. Гостеприимные фермерские семьи, домики с красными черепичными крышами в долинах, напевная баварская музыка… Это все того стоит…Я обязательно заеду еще раз…

….Секретарская работа тоже бывает ничего. 2007…международная оружейная выставка IWA. Здравствуй, Германия, а самое главное, ставший уже почти родным немецкий язык. Это только с виду кажется, что он грубый. Чем больше ты его слышишь, тем больше чувствуешь его мягкость, мелодию, его богатейший вортшатц, только ему одному присущую возможность бесконечного словотворчества и его безумно сложные структуры, в которые влюбляешься. Ты любишь этот язык за его интеллект, за его точность и умение быть разным.

Нюрнберг с его улочками, залитыми утренним солнцем, открывающиеся рано утром булочные и спешащие велосипедисты... Как я тогда решилась на такую авантюру – но я уговорила своего директора съездить в гости к партнерам в Биберталь, километров четыреста как минимум....

2008….Итак, я решила, что хватит, и пошла на завод документоведом. Тогда хотелось что-то поменять в жизни. Просто знала, что на заводе многое скоро изменится. Приедут испанцы. Ни в коем разе не отношусь к сторонникам распродажи госимущества, но практика показывает, что иногда госимуществу бывает либо совсем конец, либо будущее в более надежных руках. А когда тебе дается шанс – глупо раздумывать. Я вела двойную жизнь. Днем была примерным документоведом, вскрывала и регистрировала письма, ночью – фрилансером: отправляла файлы, редактировала. Я сразу попала в хорошие руки – солидное бюро переводов. Моей единственной помехой было то, что в сутках 24 часа: переводы, бессонная ночь, такси, завод, частные занятия, переводы, утро, завод …. Странно, но тогда я не замечала усталости. И это было самое счастливое время - я училась жить.

Потом приехала переводчица из Италии, Кристина. Она знала русский язык и русскую культуру. Умная, тонкая женщина, разбирающаяся в политике, моде, литературе, искусстве. Она все понимала. У нас поговаривали, что она – жена итальянского миллионера, и что уехала в Россию работать над своим проектом. Она научила меня критично относиться к предоставляемым услугам, уметь требовать и отстаивать. Она почти кричала «Вы, русские, вы сами виноваты, что у вас такой бардак – у нас он тоже был, но мы боролись, на это ушло десятки лет, но мы отстояли свое место под солнцем, мы заслужили это право, а вы ничего для этого не делаете…»…

Однажды получила от нее взбучку за то, что я не читаю новостей. Да, у меня не было тогда времени. Но как она была права.

Началось мое хождение по цехам, работа с инженерами и конструкторами, ползание по подвалам и складам – все того, с чем рано или поздно приходится сталкиваться. Кристина говорила – неважно, какой термин. Самое важное – чтобы тебя поняли. После этого ты понимаешь, что то, что ты пишешь на чертеже или в договоре, читают люди. Неглупые, грамотные, которые разбираются в этом больше тебя. А существует ли вообще то, о чем я сейчас пишу в природе? им ведь потом расхлебывать...

Испанцы покорили меня с первого взгляда. Своей неспешностью, мелодичностью речи, умением мыслить рационально, даже своей несобранностью, легкостью, детским умением веселиться и своим неподражаемым акцентом и непоколебимыми испанскими нотками даже когда они пытаются говорить по-английски – «Ай хав э кестьен», “One, two, tres, cuatro…” А потом пришел немец. Это первый человек с гремучей смесью всех, скажем так, далеко не самых лучших национальных качеств. И ему пришлось столкнуться с русской действительностью, с менталитетом людей, которые всю свою жизнь проработали на советском заводе, и по-прежнему начинали работу под радио "Маяк", плавно и неспешно вели работу с оргтехникой начала 90-х годов, перебирали кучу бумаг, вносили профсоюзный взнос каждый месяц. Добрые, очень душевные люди, которые больше всего боялись что-то поменять в своей размеренной жизни ….Больше не было жизнерадостных и эмоциональных испанцев….

Август 2008 … свободное плавание….По морям - по волнам моя лодочка причалила сразу к техническому бюро переводов с морским названием. Предложенный мне текст изобиловал формулами и графиками. Ну что ж. Пусть будет бетон. Самое главное – ты читаешь текст, закрываешь его и попробуй написать все с чистого листа....Вечерами я добиралась до магазина, а затем приходила, и снова садилась за работу...

Вообще наша профессия – вольная и в то же время самая обязательная - позволяет научиться ценить самое главное – что у тебя есть: твое время и время твоих близких. Она не даст унывать, потому что в любой стрессовой ситуации от тебя нужен холодный, трезвый ум и непредвзятое суждение. Она позволит преодолеть хандру и победить болезнь, потому что ты просто не имеешь права останавливаться. А еще ты все чаще понимаешь, что невозможного практически нет - есть барьеры, которые мы ставим себе сами. В работе, в личной жизни, по отношению к своему здоровью, куча комплексов, которые мы себе сами вырабатываем с годами и тащим их в гору как рюкзак. Мы не используем те возможности, которые у нас есть, зарываем таланты, придумываем предлоги, почему их зарываем, А так хотелось…

Полного романтика и витающего в облаках человека работа с языком опускает на грешную землю, открывает море новых возможностей и новые горизонты, дает ему в руки все то, что он не смел когда-то попросить, наделяет силой и энергией, и позволяет понять себя самого. Работа учит читать между строк - думать, чувствовать жизнь во всем ее многообразии, ловить кайф от солнечного утра, от грибного дождя, попадать в ритм музыки и слышать, как поют птицы.

2008-2009….Вот уж поистине - любимым языком всегда был и будет немецкий. Ходила на собеседование на строящийся завод. Главный инженер, уроженец Лейпцига, решил принять меня на работу. Директор сказал «Мест нет, и нам нужно мальчика». Второй раз мне позвонили из кадрового агентства, предложили съездить на собеседование. Дорога опять привела туда же. – Директор посмотрел еще раз и произнес знакомую фразу «Работа на крыше. Нам нужно мальчика». Ну хорошо, раз не котируюсь - сижу дома и никого не трогаю.

Звонит мой бывший однокашник: "Выручай. Срочно нужен переводчик. Шеф монтаж». – «Ок. Транспорт обеспечите? – Еду». - Ну точно. Место встречи изменить нельзя. Удивленные глаза директора в коридоре: «Опять Ви????" Но ведь ми же искали мальчика….» Так начались мои будни на крыше. Честно говоря, меня это очень радовало. Свежий воздух, огни прожекторов и возможность изучать чертежи, видеть, как изготавливается бетон. А самое главное – ты начинаешь уважать и понимать труд простого рабочего. Сначала весь завод предвкушал, что я откажусь от такой затеи через пару дней. Но наверное, мне тогда очень хотелось увидеть работу на стройке. Через месяц в том же коридоре я услышала от директора: «Ви героина». И вот поменялся критерий - после меня в проекте работали только девушки. Правда, до сих пор деньги мне за работу не заплатили. Как всегда, русская сторона(((. Наверное, мы сами во многом виноваты – наша работа воспринимается со стороны как нечто легкое, само собой разумеющееся. Сдаем все «нарядно» с улыбкой – вот и думают люди, что переводчик – это так, все просто....

Мы – повышенная группа риска и вместе с тем самые незаменимые люди, мы не только даем возможность достигнуть понимания, но являемся тем переходным звеном между культурами и субкультурами, которое помогает предотвратить возникновение неприятия и конфликтов.

Я пыталась уйти от профессии, поменять судьбу… Лето провела в Германии. Но наверное, это что-то вроде опиума. Остановиться нельзя. В итоге опять в Кирове, сняла квартиру и как кота в новый дом запустила первым компьютер…

2009… Самолет вздымается в небо. Я лечу в Китай в своему давнему другу – инженеру, переводчику, проект – менеджеру, человеку, говорящему по-грузински, по-русски, по-английски, по-турецки, конечно на родном языке – по-испански -поставившего своей целью изучить китайский язык. Человеку, который родился в стране, где царит карнавал и многообразие культур, учившемуся в Грузии и Испании, жившему в Германии, Англии, Турции, Японии, России, половину жизни проводящему в самолетах. Я восхищаюсь такими людьми. И гостеприимный Китай не обманывает ожиданий. Я знакомлюсь не только с китайской культурой и китайскими песнями, но и с японской кухней, с корейскими традициями, с карибским карнавалом, кубинской музыкой, испанскими напевами, я научилась танцевать сальсу в пекинском клубе. Мир – огромный и многообразный - вдруг поместился на ладошке, стал таким простым близким, и стало радостно от того, что я могу выбирать – ехать на Байкал или на Карибы, петь «Штиле Нахт» или «Ноче де Паз» и конечно, работать, изучать, вгрызаться в материал и помогать людям находить общий язык…

После Пекина Питер встретил трехмесячной нормой снега и метелью. В Москве подхватила пассажира из Австрии, знакомство состоялось в буквальном смысле “Над облаками", как в знаменитой песне. И опять материал, море информации, интересной, творческой, подогревающей кровь. Совместная работа подобна созданию мозаичного панно – кропотливая, и в то же время ты видишь, как проглядывается рисунок, как она приобретает очертания. P.S. На грани фола – но у меня, ни разу не бывавшей в Питере, был лучший в мире австрийский экскурсовод. Не знающий ни слова по-русски, но ориентировавшийся в городе как в свое родном.

И опять отшельничество, долгие дни и ночи за компьютером. Иногда хочется волком выть и все бросить. А тот, кто что-то скажет мне про сон или выступит с пожеланиями, что так нельзя, что надо как-то планировать свой график, очень рискует подвергнуться экзекуции. Боюсь, что у фрилансера либо все заказы сразу, либо ни одного. Начинаешь работу, упираешь на качество, а тут как начинается круговорот недели на две, телефон раскален от звонков, кажется, что в воздухе летают электроразряды, ящик уже не справляется с письмами…ты все это сдаешь, освобождаешься, и через день новый замкнутый круг…

Выхожу на улицу – господи, как здорово. Зима, морозец. Много людей, все спешат, или не спешат. Очередной приступ всеохватывающей любви после сдачи проекта. Господи, как здорово жить на свете! Как я вас всех люблю! У меня сегодня свободный день, я могу свернуть горы! Вечером обязательно посмотрю фильм.

Аська и скайп – самое гениальное изобретение человечества в условиях цейтнота и глобализации, и наипервейшая связь с внешним миром во время работы над проектом. Там можно делать все - узнать погоду в Оренбурге, послушать последние новости из культурной жизни Берлина, петь до утра под гитару романсы с Будапештом, получить “экстренный выпуск свежих фото” с острова Хайнань, учить испанский…

Да. Теперь каждое утро открываю новую песню. Кто-то из великих заметил, что на этом языке нужно читать молитвы, мне кажется, что его лучше учить через песни. Да и честно говоря, сейчас уже настолько все перемешалось – где работа, а где жизнь?

Где-то далеко-далеко в городе Сен-Жан-Пье-де-Порт начинается путь Святого Иакова – Якобсвег. Он тянется 600 километров через всю Испанию и завершается в городе Сантьяго-де-Компостела. Путь труден, но по нему идут, чтобы обрести бога и через бога прийти к себе. До июля у меня осталось несколько месяцев, чтобы выучить этот плавный, красивый, гордый язык. Может статься, что после Сантьяго де Компостела многое изменится. Или опять – в который уже раз - все?

Бордо. 2010…..Палящее солнце и раскаленный асфальт. Спину тянут спальный мешок и рюкзак. Мозоли уже больше не болят. Вдаль уходит дорога.….

Неужели это происходит со мной?

Бюро технических переводов "Прима Виста", Москва. Все права защищены. При копировании текстовых материалов необходимо указывать источник и размещать активную гиперссылку на сайт www.primavista.ru.

blog comments powered by Disqus
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Выберите удобный для Вас способ связи