Конкурсная работа Марченко Сергея

Оцените работу!
Узнайте
итоги конкурса
прямо сейчас

(Локация: Город,
31 декабря, 18:00)

Незаметно подкрался дедлайн…
А я ведь уже давно откладывал все это дело в долгий ящик, втайне надеясь на что-нибудь этакое, форс-мажорное, что ли.… Ан нет – накатило, навалилось, зашуршало пожухлыми листами: пора подбивать «бабки».
Итак, я – переводчик… Я переводчик?!
- Эй, Переводчик, ты чего там застрял? Мне нужна твоя помощь! – Это жена. На кухне. И зачем я ей нужен? Все равно все переведу… Тьху ты! Наваждение какое-то!
Чур меня, чур! Значит, все-таки Переводчик…

Мои пальцы легко, как по клавиатуре, прошлись корешками старых Дедушкиных книг. «Ладно. Подождешь, милая. Я скоро. Вот только подведу итоги, ведь потом, за шумным новогодним столом самое главное, без чего не начнется следующий год, обязательно потеряется…»

(Там же. 40 лет назад)

- Дедушка! Дедушка, ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!!!!
- Что, снова за свое?
- Покажи, пожалуйста-пожалуйста!
Дед облизывает потрескавшиеся от вечного «Партагаса» губы, зачем-то смешно вытягивает их и нараспев, по-чужому, изрекает: «Сэр Вуальтар Скатт». Я заливаюсь веселым колокольчиком, как только в этом возрасте и умеется…
Это в очередной раз Дедушка показывает мне то, как звучит по-английски имя моего любимого (благодаря Бабушкиным вечерним чтениям на ночь) писателя.
-Вот, в этом Шкафу все нужные тебе книжки. Расти, читай, овладевай, кхе-кхе.
И пошел во двор, на ходу поджигая очередную кубинскую сигарету…

Смотрю. Шкаф кажется огромным. Гигант, в брюхе которого перевариваются несколько сотен толстых и не очень корешков. Книжных, в смысле, корешков. Мой взгляд, всякий раз пробегая сверху вниз, почему-то останавливался на малюсеньком, карманного формата квадратике в зеленом переплете…
- Привет (это Бабушка), о чем задумался?
- Э… это вот – что такое?
- Давай, посмотрим, дружочек.… На-ка, держи.

Рассматриваю. «Англо-русский и русско-английский словарь». Хех! Это что же?! Я теперь с Сережкой смогу в индейцев по-английски играть?! Вот здорово!
И началось. По дороге в детский сад и обратно я не выпускаю из рук малюсенький томик. Страшное слово «транскрипция» уже не снится мне по ночам. Я твердо знаю, откуда и какие у этого слова «усики». Помню, первое слово, заученное наизусть, было «вайпер». Оно запомнилось мне предметно, свитое тугими изумрудно-черными кольцами…

Сережку мне так и не удалось научить английским словам, я так и остался одиноким, сыплющим английскими словами чингачгуком…

Зато мой англо-русский и наоборот здорово пригодился, когда я, принеся в Книжный Магазин свой первый сэкономленный на завтраках рубль, купил себе адаптированный «Остров сокровищ» и «Аленушкины сказки». Вторую книжку, по причине радикально-зловещих иллюстраций я быстро забраковал, а вот «Остров» на долгие два года приютил меня. Бабушка подарила мне тоненькую коленкоровую тетрадочку.
Эта самая тетрадка в третьем классе стала моим первым словарем. Без какого-либо нажима со стороны Родителей, я каждую свободную минутку читал «Остров», закрывая глаза, повторял целые предложения из подстрочника, выписывал, выписывал, и «художественно» переводил на русский язык сию адаптацию.
… Когда мой перевод был почти окончен (в 5-м классе), я рискнул показать его Толстой и Злой Учительнице Английского, но эта тетка не зря носила такое имя: она не только страшно раскритиковала мои грамматические конструкции, но, что было всего непонятнее, с тех пор не ставила мне выше 4-ки.…

Да, с редактором мне тогда явно не повезло. И если бы не мое упрямое восхождение (или спуск?) к бытию переводчиком (все-таки Переводчиком), я бы стал, наверное, кем-то другим… Учителем, может быть? Или учителем?

(И снова здесь и сейчас)

Надо сказать, тетрадка эта у меня до сих пор жива, и, много позже прочитав настоящий перевод бессмертного творения Стивенсона¸ я понял, насколько титаническим и интуитивно грамотным был этот мой тогдашний труд. Мне это многое объясняет во мне теперешнем… Интуитивно…

(Где-то в прошлом)

За эту самую интуицию меня долго не принимали в комсомол, затем чуть не выперли из него же в армии, но именно она, Интуиция, (да еще один, потолще, старинный Дедушкин словарь под редакцией Головинского, изданный в Париже до Революции), не позволили мне стать курсантом военного института (этого дико желали мой Папа и Учитель Физики), а направили мои стопы в Университет. Правда, это он теперь университет (память то у меня цепкая, ведь я – Пере… Стоп!), а документы я тогда пошел сдавать в Педагогический Институт, но! Какие великолепные старые холлы! Костюмированный бал из Э.По – Педагоги, Ректор, Декан! (Декан был веселый малый, красивый молодой дьявол, с черными кудрями и совершенным немецким, почти Мефисто, это решило мой выбор).

Своим девушкам (черт, а ведь было время, когда я умел обращаться с существительным «девушка» во множественном числе…) я томно повествовал о том, как я буду изучать труды Черчилля и биографии американских президентов в оригинале…

Затем – вступительный икзем и вот оно – заветное яблочко из Авалона: я – переводчик… Первый год (еще до ухода в армию) разбил мои розовые очки: «Ты – учитель».
Знак вопроса. Удивленным меня планово призвали в СА.

«Ты что, профессор, совсем оборзел нах….й?» - как-то неожиданно распознав во мне представителя академических кругов, напрямик спросил меня мой Дивизионный Командир перед всем строем. Я вяло смирился с новым «научным званием» и тем, что это обязывает к долгим двум годам лингвистических изысканий на тему «армейский жаргон». Точка. С запятой.

(Где-то в прошлом - 2)

Я почему-то никак не хотел понять, что все мои несчастья (ранний брак, развод, связанная с эти депрессия, невпопад устройство на работу не по специальности – лаборантом кабинета физики, педагогом-организатором, затем нудные учительские будни, пост завуча) – невидимые только дураку подсказки: «смирись, прими и неси свой крест…Аутсорсера!»
И только, когда в евро-светлом кабинете Болгарской Координаторши международного проекта на заводе, где работала моя Маменька, эта самая Болгарская Координаторша изрекла: «Нам нужен Перфектный Переводчик!», я вдруг просветлел: «Дык почему не я? Я ведь никак не ниже ПЛЮС(квам)Перфектного, нет?».
Снова запятая.

И было: Жаркое Новое Лето. Новая Любовь (она сейчас на кухне, терзает сковородки, мы 20 лет вместе, у нас двое детей).
И еще: Новая Работа Переводчиком. Завод. Текстильный Магнат из Германии, Круглоткацкие Станки, Милые Ткачихи, Первые в Жизни Иностранцы (плохо-англо-говорящие Тайские Инженеры), Инкотермс, Карнет-Тир, Проформа-Инвойс (тоже первые в жизни, почему-то запомнились именно так)… Громыхающее производство – раскаленный цех, в адском шуме которого наши специалисты кричат сквозь меня хитроглазым тайцам и Сытому Немцу-Мастеру: «Вот эта вот…фигня не фурычит! Дайте нормальную экструзию!».

Стимул Переводчика.
На второй день после Свадьбы едем с Женой в «свадебное путешествие» - в Международный Аэропорт, встречать швейцарского координатора-Инженера с лицом солиста «Аббы» (нет, коллеги, я не путаю Швецию со Швейцарией).
В конце дня карман приятно холодят первые в жизни 20 баксов – Гонорар…

Именно это место за короткие три месяца (точнее, по истечении этого термина) научили меня Скромности Переводчика. Да-да. Загордившись своими первыми успехами, я возомнил, что клиенты мои и работодатели кричат не сквозь меня, а для меня.
Жирная точка.
Мне нашли замену. Настоящего тимплейера, а не соло-геймера, типа меня…

Заново холодный душ отлучения от Профессии.
Однако новая Ступенька уже несется под ноги: КОНКУРС!
Это был конкурс на замещение вакантной должности переводчика. Хотя они искали Переводчика. По цене переводчика…

Я купился. Вернее – продался. Как казалось на первых порах – выгодно.…
Во всяком случае, когда после бесконечных пресс-конференций, шашлыков, переговоров ни о чем, телешоу, саун и выездов на рыбную ловлю, Уважаемый Гость из Италии вальяжно обнял меня и расцеловал, мимоходом похвалив мой «немного неожиданный независимый стиль перевода и дар дипломата» (конец цитаты), мой Новый Шеф также облобызал меня уставшего, и пригласил на работу в CCI местного разлива, без испытательного срока! Золотые Горы Пустых Обещаний замаячили впереди, а через неделю – я выиграл в лотерее: Шеф собирался в Грецию, я ехал «языком». (В прошлый раз Шеф и Шефиня плохо поладили с аборигенами, пардон – эллинами, - те не воспринимали их «непередаваемую игру слов» (с)). Многоточие.

(Однажды в Греции)

В октябре в исторической Македонии – томительное узнавание фотографий из учебника Древней истории. На земле Александра Великого, взобравшись на верхний ряд античного каменного театра в Филиппах, я взираю поверх Эллады, а Бессмертный Лавр слегка холодит мои кудри и высокий лоб …Переводчика!
 
Счастье Переводчика…
В октябре в современной Греции – Международная Ярмарка, сотни встреч, переговоров, бумажной работы, дурман рицины, соленые волны Эгейского моря, белоснежный мрамор рухнувших в Лету колонн и смуглая морда нашего партнера – Бессмертного-Атанассиса, хозяина греческой турконторы, организовавшего приезд нашей миссии.
В октябре в Греции я неожиданно для себя постигаю Наглость Переводчика. Во время нашей первой экскурсии по городу (я перевожу почти параллельно, шалея от пряного воздуха и собственной значимости), грек небрежно машет в сторону моря: «Вон там у нас – флайнг дольфинз». Не останавливаясь, машу вслед за ним, нагло провозглашая: «А вон там у них – дельфинарий с аттракционом «Летающих дельфинов».
Пауза. Никто ничего не заметил. Точка. И еще раз – точка. Проехали… (Примечание: как оказалось, так они называют наши старенькие «Ракеты», катера на подводных крыльях).

По возвращении на родину – Ноша Переводчика. Творчество мое, так сказать, из формата «устное народное творчество» (почти Гомер, блин) перешло в письменность. Если взвесить все бумажные переводы и исходники за последующие 9 лет, ну, вы в курсе… Коллеги, ведь. Знак восклицания.

(Где-то в прошлом - 3)

Как в Старой Сказке. Есть персонажи положительные и отрицательные. Один из отрицательных – некая Красавица и Чудовище. Причем, обе эти ипостаси в одном лице: красавицей она просто себя мнила (и умело убедила в этом Шефа), а чудовищем.… Этой штукой она была, есть и будет (Sic!).

Благодарность Переводчика.
Спасибо ей огромное! Так как, если бы не она, возомнившая во мне конкурента (ей богу, даже и не думал метить на ее надуманное место начальника отдела сношений…внешних!), Шеф ни за что бы ни поверил в ее измышления, а я бы не оскорбился так… И не ушел бы с насиженного места в никуда…

Длинная пауза. Длиною в два года.

(Однажды в Китае)

Возвращение в профессию.
Гордость Переводчика.
Две недели в Китае. Успех дела, решенный 100% за счет профессионализма переводчика (не хвалюсь!). Раскосые ребята неопределенного возраста, удивляющиеся знанию ИХ традиций, этикета, истории… Смешная девушка-профессионалка древнейшей профессии, смешно зазывающая меня, представителя не менее древнего цеха, «на симпозиум переводчиков» в душную даль стекольно-бетонной многоэтажки в Чань-Чуне…
Я – Переводчик!

Одиночество Переводчика.
В длинной череде профессий и работ (художник, гейм-дизайнер, безработный, референт, медиа-планировщик, маркетолог) я обретал Крылья. Для Одинокого Полета. За штурвалом PC-лайнера на бреющем, аутсорсинговом вираже.
Уже четыре года на орбите. Тьху-тьху-тьху, чтобы не сглазить!
Все. Аудит своему профессиональному портфелю я успел сделать…

(Локация: Город,
31 декабря, 21:00)

Крылья Переводчика.
…и я лечу к тебе, Родная, не бей посуду, уже лечу, на своих «двоих», уставших от долгого сидения «за штурвалом» - дедлайн ведь, ё-моё!

Бюро переводчиков "Прима Виста", Москва. Все права защищены. При копировании текстовых материалов необходимо указывать источник и размещать активную гиперссылку на сайт www.primavista.ru.

blog comments powered by Disqus
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Выберите удобный для Вас способ связи