Конкурсная работа Разина Евгения

Оцените работу!
Узнайте
итоги конкурса
прямо сейчас

Переводчиком я стал…случайно, хотя желание переводить возникло у меня ещё до поступления в университет. Так сложилось, что на за время обучения в вузе нам прочитали всего один короткий курс теории перевода, и то на 5 курсе. Но счастливая возможность попрактиковаться в моём любимом французском представилась мне уже на 3 курсе, когда к нам в Самару прилетел всемирно известный фотохудожник Янн Артюс-Бертран (по каналу «Культура» сейчас идёт 5-минутный мультсериал по мотивам его картин). «Прилетел» - в данном случае слово ключевое, так как меня «приставили» переводчиком к двум его пилотам -Кристиану и Жану, которые оказались очень приятными людьми. Благодаря неплохому знанию родного города, я смог провести интересную экскурсию по историческим самарским местам , а в благодарность они угостили меня ужином в одном из лучших ресторанов нашего города. Тогда я впервые в жизни попробовал стерлядь…

Что касается языковых трудностей, они, конечно, были, но, следует отметить это особо, французы – народ очень тактичный, и гораздо чаще от них можно услышать комплимент по поводу твоего владения языком, даже если это владение минимально, а критику – только если очень попросишь.
 

Впрочем (благодарю Бога!) возможность усовершенствовать свой уровень владения языком мне представилась, и не одна, и снова это было, в основном, живое общение - в аэропорту, в ресторанах, в концертных залах, в мэриях городов нашей области. Произошло это так. Примерно через год после описанных событий мне позвонил популярный баянист Сергей Войтенко и, представившись, сказал, что звонит мне по рекомендации Альянс Франсез как человеку, хорошо владеющему французским языком. Он предложил мне переводить в течение месяца переписку с французским Центром Музыки и Аккордеона, директор которого – профессор Морне - должен был приехать со своими учениками на русско-французский фестиваль баянной музыки в наш город. Затем, в течение недели требовалось сопровождать французскую делегацию по всей Самарской области с концертами и мастер-классами. Излишне говорить, что я согласился.

Свой первый в жизни мастер-класс в Самарской академии культуры я переводил практически без подготовки. Буквально за 20 минут до его начала Жак (так сразу попросил называть его профессор Морне) объяснил мне, как звучат по-французски названия музыкальных длительностей - «половинка», «четверть», восьмушка» и «шестнадцатая» - и мы начали выступление. Надо сказать, что публики я не боялся. Как человек, хобби которого – пение, я уже неоднократно выступал в зрительных залах с концертами. Но ответственность за правильность своего перевода я прекрасно осознавал – передо мной сидела почти вся аккордеонно-баянная общественность города, а некоторые педагоги даже приехали из области.

Жак Морне оказался невероятным шутником, что особенно проявилось впоследствии, в непринуждённых беседах во время обедов, ужинов, переездов по области. Анекдоты, которые он травил, на этих страницах пересказать мне не позволит чувство такта и формат эссе, могу лишь отметить, что очень популярна во французском юморе гомосексуальная тема.

Но, вернёмся к мастер-классу. Публика оказалась очень понятливой, и профессора даже подсказывали мне некоторые баянные термины, которых я не знал. Их я потом зафиксировал в свою agenda. Следующие мастер-классы прошли как по маслу, хотя одно и то же Жак рассказывал в каждом городе немножко по-разному. Но, если от перевода его выступлений я получал только «переводческое» удовольствие, то от перевода концертов его учеников – невероятных шутников и балагуров – ещё и удовольствие артистическое. Впоследствии шутки на сцене стали неотъемлемой частью концертов французов с переводчиком Жеже (так они меня прозвали, и это прозвище за мной закрепилось – мне льстило, что меня зовут так же, как дома называют самого Жерара Депардьё). Вспоминается , например, такая шутка:

Николя: (сидит на сцене с баяном) Добрий вэчир!( с акцентом)
Жеже: (переводит на сцене) Bonjour! (зал хохочет)
Николя: Жеже болшая собака!

Почему Жеже большая собака, никто уже не вспомнит, но таких каламбуров был миллион.
 

Однажды на сцене Самарской филармонии при тысячном зале профессор Морне говорил примерно минуты три без перерыва (у творческих натур такое бывает). Все мои скромные попытки привлечь его внимание ни к чему не приводили. К концу его реплики я помнил лишь главный смысл, который перевёл ОДНИМ предложением. А дальше, неожиданно для себя, произнёс: «А всё остальное, сказанное господином Морне, подтверждает эту мысль!» Зал разразился хохотом, и все, кто был на сцене, тоже. Долго ещё припоминали мне этот случай – в шутку, конечно. А я парировал, что Жак Морне выражается «простынями и пододеяльниками».

Я благодарен судьбе, что она подарила мне 5 лет постоянного сотрудничества с фестивалем «Виват, баян!»во главе с его основателем Сергеем Войтенко, ныне участником дуэта «Баян МИКС» и потрясающими французскими музыкантами, которым я искренне благодарен за всё. Каждый раз, когда мы прощались до следующего года, я говорил им в аэропорту – «Ребята! Вы – лучшие представители французской нации». И это была правда, потому что других таких людей среди французов, которые бы так профессионально относились к своей работе, при этом постоянно находили время для веселья и шуток, и общались с тобой как с равным – я больше не встречал.

Бюро переводов в Москве  "Прима Виста". Все права защищены. При копировании текстовых материалов необходимо указывать источник и размещать активную гиперссылку на сайт www.primavista.ru.

blog comments powered by Disqus
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Выберите удобный для Вас способ связи