Конкурсная работа Осминкина Антона

Оцените работу!
Узнайте
итоги конкурса
прямо сейчас

"Качество произведения является решающим, независимо от его жанра, а также от возраста или образования художника..."
(Хербьерг Вассму "Седьмая встреча").

I. Взят курс на перевод: две встречи

- Так Вы не из языкового ВУЗа? А как же классическая филологическая школа? Фундаментальные основы теории перевода и лингвистики?
- Простите, так вышло...Но я очень хочу работать переводчиком, я быстро схватываю знания!
- А где же Вы тогда учились, позвольте спросить?
- В МАДИ ...экономика строительства и дополнительное образование в качестве переводчика в сфере профессиональной коммуникации...
- МАДИ? Это – Автомобильно-дорожный, что ли? Да Вы что? А как же классические, "брэндовые" ВУЗы: МГЛУ, МГУ, Педагогический институт, ну, на худой конец, РГГУ или что-то...ммм... созвучное ГУ...
- Ах, созвучное ГУ, ну, простите, у меня не было таких денег и связей, чтобы там учиться...Но мои преподаватели в МАДИ сами заканчивали МГЛУ и Педагогический институт и старались нам передать свои знания, обогащенные опытом и практикой...Может быть, я хотя бы попробую...
- Нет, хоть мы Вас и пригласили на интервью, но нам нужен "брэнд", понимаете?
- Понимаю, тогда, извините и до свидания.

Вот чуть ли не первые слова, которыми меня встречали практически в любой компании, в которой я пытался устроиться работать переводчиком после окончания своего института. Мне приходилось все время оправдываться, объяснять, повторять, упрашивать, чтобы получить хоть какое-то предложение...Наверное, многим работодателем моя ситуация, действительно, казалось несколько абсурдной: какой-то молодой человек, окончивший Автомобильно-Дорожный Интститут, пусть и Технический Университет, что, на самом деле, предполагает преподавание гуманитарных дисциплин, пусть и получивший в стенах этого ВУЗа дополнительное языковое образование, мечтает устроиться работать переводчиком в какой-нибудь организации...в условиях современного рынка или капитализма, как мы теперь его в шутку называем, "с нечеловеческим лицом, где часто, в первую очередь, смотрят человеку не в глаза, а как бы поверх них на лоб, а точнее на то, что на нем написано: "Я из такого-то ВУЗА, это – БРЭНД!"...

Желание работать переводчиком изводило меня с пятнадцати лет, то есть практически с момента знакомства с моей первой настоящей учительницей английского языка, которая на протяжении последующих двух лет показывала нам, что такое настоящая работа с языком, объясняла, что необходимо все время "тянуть материал" за разные ленточки и с разных концов, иметь несколько учебников, источников, тетрадей и материалов, она внушала нам, что язык дожен представляться нам объемным и многогранным, а занятия должны быть насыщенными и чуть изматвающими, а не совместным распеванием песенок и чаепитием...Вот она-то и заронила в меня это зернышко, любовь к языку, которое прижилось и пустило ростки, превратив беспорядочный поток мыслей о будущей карьере в горячее желание связать свою жизнь именно с этой профессией...Но, как в последствии оказалось, одних мыслей недостаточно, чтобы получить то, чего мне так хотелось. Я давно заметил, что, если мы внутренне определяем для себя что-то, как то, чего нам хочется больше всего на свете, судьба, иронично улыбнувшись, сразу же начинает нас испытывать, проверяя на прочность эту самую любовь, и задавать, через какие-то жизненные ситуации, один и тот же вопрос:"Ну, как, хочешь еще этого или уже нет? Готов к капитуляции или еще поборишься?". Я постоянно чувствовал эту усмешку в словах своих родителей, которые убеждали меня получить какое-то более "надежное" образование, чем "только языки", в необходимости изучать большое количество сложных дисциплин, которыми так полон любой технический ВУЗ в надежде на скорое начало дополнительного образования и возможности заниматься любимым делом, в последующих жизненных ситуациях, доказывая собственную стойкость. Однако все что не делается, делается, как известно, нам во благо, потому что там, в стенах МАДИ произошла еще одна судьбоносная для меня встреча с одной преподавательницей, доцентом кафедры иностранных языков. Мне посчастливилось попасть в ее группу профессионального перевода в рамках моего дополнительного лингвистического образования в МАДИ, которую она иронично называла "мастерской", где мэтр делится своим опытом со студентами. Профессионал высочайшего класса, много лет проработавшая переводчиком, она внушала нам, что это дело требует постоянной кропотливой работы на собой в преодоление собственной, природной лени для достижения мастерства и виртуозности в профессии. Она говорила о перманентной необходмисти исследования смежных областей для переводчиков в сфере профессионального перевода, а я в это время уже понимал, что то зернышко в моей душе, зароненное чуть раньше, уже превращалось в зеленый сорняк, который уже невозможно было потом выкорчевать...Поэтому, получив диплом и прослушав напутственные слова наших преподавателей, я твердо решил найти себя в этом деле, наивно предполагая, что стоит мне принести на собеседования учебные переводы, все удивятся и поразятся тому, какие сложные тексты мы переводили...Не удивились, не восхитились...а заставляли, как уже было сказано, заниматься бегом на длинные дистанции с препятствиями. Судьба опять ухмылялась в словах моих родственников:
- Может быть, бросить тебе этот поиск, а? Давай мы устроим тебя в банк, пока у нас есть возможнсть....
- Мне не хватит воздуха в банке, я не смогу быть операционистом в белой рубашке с галстуком, ежедненвно выполняющим доведенные до автоматизма функции...
- Ты сам посуди: тебя никто не хочет брать...им нужен опыт работы...все-таки студенты языковых ВУЗов учаться пять лет, а не два с половиной года...
- Не смогу я там работать...дайте мне, пожалуйста, еще немного времени, я очень Вас прошу...

Родители тоже волновались:
-Хорошо, как знаешь. Мы, конечно, тебя не заставляем, но сколько ты будешь еще искать?
- Давайте подождем, - отвечал я.

Ждать, правда, пришлось пять месяцев, но благодаря помощи и поддержке родителей у меня была возможность искать то, что мне нравилось, когда под самый Новый год одна небольшая компания сжалилась надо мной и приняла меня на работу...

- Говоришь, из Автомобильно-Дорожного?
- Да, - в который раз проблеял я на втором собеседовании.
- И хочешь заниматься переводом?
- Хочу....возьмите меня, пожалуйста,а?
- Ну, ладно, у нас тут у всех с чувством юмора все в порядке, возьмем тебя, тем более что работы много, вон - целые толмуты инструкций и спецификаций стоят на полках....покажешь, что умеешь...

Я с теплотой вспоминаю месяцы работы в той маленькой компании: это было время моего становления в профессии, первых соприкосновений с настоящим рабочим языком. Первый опыт работы, как первый класс, навсегда остается в наших воспоминаниях. Мне казалось интересным, требующим детального анализа и вариативного подхода даже самое простое письмо:

Уважаемые коллеги,
А был ли уже отгружен товар?
С уважением.

Хотя почти все мои коллеги были значительно старше меня, они с самого начала стали относиться ко мне с большим вниманием и теплотой, как к маленькой птичке, которая только вывалилась из гнезда и еще неуверенными, осторожными движениями пытается расправить крылья и совершить первый в жизни полет. Но их волнение за меня было понятным, потому что практически с первого дня и до последнего момента работы в той компании, мне пришлось иметь дело с очень специальным техническим переводом (вот где пригодились пять лет, проведенные в МАДИ): инструкции, спецификации, описания компьютерных программ для автоматизированного проектирования. Поначалу, мои первые опыты перевода были похожи на блуждание слепца, которому зрячие пытаются описать предметы его окружающие и предупредить обо всех порогах и углах, на которые слепой то и дело натыкается, пытаясь соориентироваться в пространстве. Беря очередной текст, я шел на ощупь, по наитию, представляя себе те механизмы и процессы, о которых шла речь. Конечно же, понять всю сложность и природу их устройства не представлялось для меня возможным: все-таки надо было родиться с этой технической начинкой внутри себя, иметь соответствующий склад ума и пройти специальную школу. Но, как тот слепой, которому, конечно же, никогда уже не прозреть, привык со временем к пространству его окружающему, помня обо всех углах и поворотах, так и я научился предвидеть возможные подводные камни, прислушиваться к мнению старших коллег, запоминать клише и вести словарь специальных терминов, разделяя их по различным областям технических знаний.

II. Профессиональная область: огонь, вода и медные трубы.

Примерно, через несколько месяцев, ко мне попали на перевод юридические документы: несколько резолюций и два договора. Меня сразу же увлекла витиеватая манера изложения мыслей, немного громоздкий синтаксис, похожий на элегантную даму XIX века, одетую в широкое сложное платье. Мне показалось забавным, что одно предложение может занимать целый абзац в тексте: "Все-таки – мое", - мелькнула мысль. Строгий порядок слов и симметрия мысли, клишированность и, в то же время, неожиданная игра членами предложения оказались мне очень близки.

И тут судьба, почувствовав мой интерес к этой области перевода, снова принялась меня испытавать, начав с разговора с моей тетей:
-Я собираюсь увольняться с работы...все-таки уже пора готовиться к свадьбе. Не хочешь попробовать свои силы в юридическом переводе? Они сейчас ищут людей на мое место...
- Честно говоря, я всегда побаивался юридической лексики, - неуверенно ответил я, - но в последнее время, когда я перевел несколько договоров, он уже не кажется таким страшным. Правда, ты говорила, что твой начальник очень любит выпускников МГУ...
- Это – правда, но ты ничего не теряешь. Попробуй, сходи на собеседование.

И я попробовал...после нескольких собеседований, тестирований меня, к моему же удивлению, взяли, хотя будуший начальник меня сразу же предупредил:
-Пока ваши переводы юридических документов, на мой взгляд, оставляют желать лучшего. Если Вы хотите здесь работать, Вам многому придется учиться.
-Я готов, - немного самоуверенно ответил я, как и на самых первых в моей жизни интервью. – Я постоянно узнаю что-то новое. Это – мое привычное состояние.
-Что ж, тем лучше для Вас...
- Мы понимаем, что тебе сейчас очень сложно, - объясняла мне моя коллега-юрист очередным поздним вечером, когда мы разбирали ее замечания к моему переводу. – Ты работаешь в нашем отделе совсем недолго, тебе сложно привыкнуть к юридической тематике, необходимо время, но этого времени у тебя как раз и нет...точнее, у нас нет времени учить тебя, мы ждем от тебя отличный результат...результат...результат... Эти слова почти каждый день звучали эхом в моей голове, когда я выслушивал очередную порцию замечаний от коллег....

Мозаика все время никак не хотела складываться в тот узор, который хотели получить от меня коллеги: либо появлялись замечания к переводу, либо я слишком долго работал с одним документом, либо, перенервничав в очередной раз, я забывал отформатировать текст или путал файлы, которые необходимо было отправить моим коллегам...Практически каждый день мне казался последним рабочим днем. Я все время ждал, что меня пригласят в переговорную, назовут слабым звеном отдела и скажут: "Прощайте!". Меня, действительно, вызвали, сказали, что недовольны моей работой, но готовы дать еще один шанс исправится. Я чувствовал, как судьба снова решила меня испытать, теперь уже драконовскими методами, все ближе и ближе сгибая меня к земле и с нетерпением ожидая момента, когда я не выдержу и упаду. Как никогда, мне казалось, что этот момент уже близок: от постоянного перенапряжения и стресса, я стал пропускать самые элементарные опечатки в текстах, сомневаться в написании самых простых и известных слов, несколько раз проверяя орфографию в словаре, мне было страшно открыть рот и что-то сказать по-английски, потому что моя речь мне казалось неестественной с сильным русским акцентом. Коллеги, привыкшие в начале к моим ошибкам и неточностям, полюбили критиковать мою работу, смело исправлять в переводе предложенные мной конструкции, трактовки, навязывая мне те, которые им больше нравились или казались правильнее. А я понимал, что упустил момент, когда необходимо было завоевывать авторитет, отделяя заслуженную критику, обусловленную отсутствием опыта, и уверенно доказывая свою правоту в тех случаях, когда замечания в мой адрес были несправедливыми. А я молчал, все принимал, боясь возразить и доказать правильность своих суждений или органичность употребления того или иного слова...Конец казался уже близок ...

Катастрофу предотвратило путешествие в Великобританию. Когда мне уже нечего было терять, я решил дождаться отпуска, чтобы успеть сделать себе английскую визу и навестить друзей в Манчестере, а после поездки я уже твердо решил уволняться и искать для себя что-то другое...моя вера в собственное предназначение в качестве переводчика сильно пошатнулась.

Оказалось, что я могу говорить...мой речевой паралич в краях Туманного Альбиона стал постепенно проходить, появилась уверенность в себе, которую очень подкрепило во мне замечание одного англичанина о том, что у меня совершенно нет русского акцента, его настолько это поразило, что он повторил свои слова несколько раз. Домой я возвращался счастливым, с головой, хорошо проветренной английскими бризами, с ощущением спокойствия и какой-то необъяснимой внутренней силы...Все-таки я решил больше не прятаться, не прогибаться к земле, а выпрямиться и посмотреть своей судьбе в глаза, спокойно сказав: "Будь, что будет...Надо принять свою ситуацию такой, какая она есть".

Видно, судьбе мое поведение понравилось: нападки и замечания в мой адрес стали слышаться все реже и реже, появилась некая беглость в переводе за счет бесконечного пропускания через себя юридических текстов, затем неожиданно один за другим уволились коллеги, которые всегда больше всех "имели, что мне сказать"....пришли новые люди, для которых я стал "авторитетом в области юридического перевода".

Однажды, я достал из шкафа папку, которую я назвал "Работа над ошибками": я складывал в нее все свои переводы, разрисованные комментариями и замечаниями своих коллег и с удивлением для себя обнаружил, что половина из них была просто неправильной....Чуть позже я обнаружил, что мой перевод договора на английский язык очень часто совпадает с манерой изложения договоров носителями языка. Кажется, именно, в тот момент в голове мелькнула мысль: "Что бы ни было дальше, это испытание, я, кажется, прошел".

Сейчас я часто оглядываюсь на себя в начале пути, когда мне казалось, что для меня открыты все дороги, стоит лишь чего-то очень сильно захотеть. Теперь я понимаю, что необходимо преодолеть крутой маршрут, набить себе бесчисленное количество шишек и совершить столько же ошибок, чтобы добиться какого-то заметного результата. Ведь любое мастерство и виртуозность – это прежде всего ежедневный, изнурительный и кропотливый труд. Мне еще многому предстоит научиться и многое узнать, в моем ежедневнике всегда отмечены книги, учебники, справочники и материалы, которые еще предстоит посмотреть. Я верю в судьбу, точнее в знаки, которые она нам делает и которые необходимо не пропустить...Как только я оказался в институте, еще до поступления на дополнительное переводческое образования, у меня все время появлялись возможности поработать с языком: перевести какой-то текст, помочь кому-нибудь из знакомых в общении с иностранцами или подгтовить презентацию на языке. Еще тогда я принимал все эти события для себя как знак о том, что моя жизнь все же будет связана не с экономикой, а с языком во многих его проявлениях.

Мне было интересно обобщить какие-то собственные наблюдения и интересные примеры в области юридического перевода в лекции для уже новых студентов дополнительного образования МАДИ. Я узнал в их глаза самого себя, немного восторженного от осознания предстоящих поворотов в жизни, интересных событий, которые еще должны случиться. У них все впереди, они, как и предыдущие поколения, пройдут те же испытания и будут испытывать схожие чувства, но в тоже время каждого из них будет ждать только ему предназначенный путь.

Бюро юридических переводов в Москве "Прима Виста". Все права защищены. При копировании текстовых материалов необходимо указывать источник и размещать активную гиперссылку на сайт www.primavista.ru.

blog comments powered by Disqus
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Выберите удобный для Вас способ связи