Вверх

Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2019 г.
English version
Главная Статьи Это интересно Возвращение русского языка
  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Узнать стоимость

Заполните поля формы — наш специалист свяжется с вами в течение 15 минут и сообщит стоимость работы.

Приложить файлы на оценку

Мы не передаём данные третьим лицам и не рассылаем спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

×
Выберите удобный для Вас способ связи

Возвращение русского языка

В этом году в колледже Святого Креста преподавателям иностранных языков пришлось как следует постараться и организовать второе отделение по вводному курсу русского языка, чтобы вместить всех желающих его изучать, — впервые после окончания «холодной войны».

Количество страждущих не просто увеличилось — заявки стали подавать студенты самых разных специальностей. «Основной костяк всегда составляли любители литературы, и в этом плане мало что изменилось. Но сегодня к нам приходят студенты, которые интересуются и множеством других аспектов русской культуры», — рассказывает Эми Адамс, доцент, преподаватель переводов русского языка.

Среди ее учеников есть студенты из службы подготовки офицеров запаса (ROTC), которые хотят сделать карьеру в разведке. Родители одной из студенток недавно сообщили, что их дочь собирается стать юристом со специализацией на спортивных проблемах и надеется работать с российскими хоккеистами. Кто-то из выпускников по окончании колледжа хочет стать вхожим в московские деловые круги. Кое-кто из ее студентов «получил навыки общения на русском в наследство» — это дети эмигрантов, которые с рождения разговаривали на этом языке, но никогда не учились читать или писать на нем.

«Москва представляется студентам эдаким сияющим и манящим к себе городом, и желание отправиться туда вполне естественно для молодых людей», — поясняет Адамс. Открытие второго отделения может показаться событием не столь значительным на фоне бесчисленных отделений испанского языка, которые есть практически в любом колледже. Да и сами преподаватели русского языка подтвердят, что рост числа обучающихся у них на 50—100 процентов, вероятно, результат изначально небольшой базы.

Однако такая тенденция в отношении изучения русского языка наблюдается по всей стране, и в одних колледжах это началось в прошлом [2008] году, в других — в нынешнем [2009]. Особенно радуются преподаватели русского языка, ведь программы, не пользующиеся популярностью, обычно сокращают. Кроме того, этот спрос может вылиться в еще более широкий спектр потенциальных специалистов, желающих изучать язык, культуру, историю, политику и общественный строй страны, которая играет важную роль на мировой арене.

Университет Stetson в прошлом году впервые за всю свою историю набрал два отделения на вводный курс русского языка. В Университете Индианы к трем отделениям русского языка добавилось еще одно. В учебном заведении Union College раньше вводный курс русского языка слушали 5-6 студентов, сейчас их 13, и впервые за несколько лет набралось достаточное количество учащихся, чтобы колледж мог предложить им третий год обучения русскому языку.

В Университете Кентукки в прошлом году количество слушателей вводного курса русского языка возросло с 16 до 32, и с полной нагрузкой работают программы кафедры русского языка, специализирующиеся на русском фольклоре и культуре (занятия ведутся на английском языке). В университете Питсбурга за прошлый год число первокурсников, изучающих русский язык, увеличилось с 39 до 57, а на четвертом курсе его изучение продолжили девять человек, тогда как в прошлом году их было пять. Осенью этого года в госуниверситете Портленда зафиксирован рост числа студентов на всех курсах русского языка до 257, в прошлом году их был 161 человек, а два года назад — 112.

Общенациональных данных по всем желающим изучать русский язык пока нет. А преподаватели пытаются понять, что происходит, настолько очевиден контраст с ситуацией времен окончания «холодной войны». Наиболее близкую к реальности картину по стране представляют исследования интереса к иностранным языкам, которые регулярно проводятся Ассоциацией по изучению современного языка (Modern Language Association — MLA). В последний раз цифры публиковались в 2006 году — до того как началась эта последняя волна всеобщего интереса. Согласно результатам исследований MLA, с 1998 по 2006 год количество изучающих русский язык выросло незначительно, в этот период студенты активно шли на китайский и арабский языки.

Недавние изменения связаны с различными сферами деятельности. По словам Вильяма Таубмана, президента Американской ассоциации по продвижению славистики (American Association for the Advancement of Slavic Studies), углубленное изучение многих дисциплин зависит от способности выпускников и преподавателей вести исследования на русском языке. Будучи еще и политологом в учебном заведении Amherst College, где также зарегистрировано увеличение числа желающих изучать русский, Таубман сообщает, что — помимо студентов исторического, филологического и политологического факультетов — этот язык стал особенно востребован среди социологов и антропологов, и всем им русский язык нужен для работы.  «Это очень хорошие новости для кафедры русского языка», — говорит он.

Автор: Скот ЯЩИК,  Источник: http://www.insidehighered.com/news/2009/12/15/russian,  Перевод английского текста выполнен в бюро переводов «Прима Виста», Москва.

Почему русский язык именно сейчас?

Многие преподаватели русского языка, хоть и воодушевлены подъемом интереса к своему предмету, все же желают выяснить причину этого явления. Кто-то, как Адамс из колледжа Святого Креста, говорит о комплексе факторов. Синтия А. Рудер, доцент, преподаватель русского языка из Кентукки, согласна с этой точкой зрения. Правительство США присвоило русскому языку статус «стратегического», что помогло привлечь трех студентов ВВС из ROTC заниматься по программе университета Кентукки. Кроме того, друзья многих из ее студентов — выходцы из семей российских эмигрантов. А кто-то изучает русский для построения карьеры, например, те, кто специализируется в истории искусств и планирует проводить исследования в этой области, или специалисты по международным отношениям, которые хотят получить должность в ФБР.  Другие эксперты, отмечающие, что повышение интереса студентов к русскому языку произошло во времена «холодной войны», утверждают, что дружественные отношения с Россией (в постсоветскую эпоху) не так привлекают студентов, как в ситуациях обострения (например, после конфликта с Грузией).

Юджин Хаски, руководитель направления изучения русского языка в Университете Stetson, цитирует русскую пословицу «чем хуже, тем лучше» (the worse, the better) как наиболее подходящую к создавшейся ситуации. «Чем сложнее отношения между США и Россией или чем хуже обстоят дела в самой России, тем охотнее студенты будут читать об этой стране, — поясняет Хаски. — У нынешнего поколения старшеклассников складывается образ России как враждебной державы, и это разжигает их любопытство. Примерно то же происходило в этом возрасте и со мной. Я жил в штате Флорида, когда разразился Карибский кризис».

Джеффри Д. Хольдеман, координатор отделения славянских языков при Университете Индианы, на вопрос, кто более интересен студентам — Пушкин или Путин, заявляет, что оба. И добавляет третье имя собственное — Паша (распространенное русское имя). Когда он только начинал преподавать русский язык в 1996 году, сразу же по окончании госуниверситета Огайо, ответом на этот вопрос было бы «Пушкин», поскольку тогда студентов больше привлекала литература. «Можно было часто слышать от студентов, что они хотят читать Толстого и Достоевского в оригинале», — говорит он.

У Хольдемана вошло в привычку каждый год спрашивать у студентов, почему они решили изучать русский. Литература по-прежнему одна из причин, но появились и другие. Из последнего он называет «мотивы более практического или личного характера», например «наши соседи — русские», «мой тренер по хоккею — из России», «в старших классах я поеду в Россию», «я играю в компьютерную игру, в которой много выражений на русском», «мой лучший друг — русский, и я много времени проводил у него дома, его родители меня даже кормили, и я уже выучил несколько слов по-русски». Все эти причины он и относит к категории «Паша».

Что касается Путина, то, по словам Хольдемана, он получает и такие ответы на свой вопрос: «Я думаю, что Россия все еще играет важную роль в мире» и «Россия все еще остается важной страной».  Что бы ни привлекало студентов к русскому языку, считает Хаски, трудность в изучении языка с алфавитом, отличным от того, к которому привыкли американцы, оказывает сильнейшее давление на преподавателей именно вводного курса языка, и Хаски отдает дань уважения таким профессорам, как Майкл Деннер — доцент университета Stetson, преподаватель русского языка на первом курсе, ведь им удается удержать студентов. «В каждой программе по обучению русскому языку есть талантливый преподаватель, который способен увлечь студентов», — рассказывает Хаски.

По мнению Адамс из колледжа Святого Креста, именно благодаря тому, что интерес к русскому языку вызван не только политическими, но также культурными и социальными проблемами, программы классных и внеклассных занятий могут быть очень разнообразными, что обеспечивает интерес студентов. Колледж Святого Креста предлагает студентам серию лекций, которые проводят русский журналист, русский писатель, а также преподаватель русского языка, который хорошо разбирается в рок-музыке.

На занятиях Адамс ни слова не говорит по-английски и использует видеоролики с русскими музыкантами из YouTube, чтобы объяснить то или иное понятие. И даже несмотря на то, что некоторые ее студенты читают Пушкина, программа «вовсе не подразумевает изучение пушкинской России», говорит она. В то же время она признается, что как только студенты начинают интересоваться Россией, они приобщаются и к ее классической литературе. Один из ее бывших студентов из ROTC недавно сообщил, что читал Пушкина во время простоя в танке на службе в Ираке.

Возможно, в прошлом некоторые программы обучения русскому языку и были рассчитаны на небольшое число студентов, но Адамс считает, что пришло время сделать их более посещаемыми. «У нас столько талантливых преподавателей, и мы хотим, чтобы люди об этом знали, — говорит она. — Если к нам запишется мало студентов, значит, мы сами в этом виноваты».

Один из ее студентов принадлежит ко все более увеличивающейся категории людей, которую отмечают Адамс и ее коллеги.  Николас Поуп, первокурсник колледжа Святого Креста, говорит, что подумывает о том, чтобы посвятить себя дипломатии или преподаванию английского языка как иностранного. И что бы он ни выбрал, ему понадобится русский язык. Его мать родом из Чехии, поэтому он знаком с похожим языком и рос, испытывая «огромный интерес к России». С увеличением числа студентов, изучающих русский язык, возможно внедрение в программу и особых мероприятий, которые требуют определенного количества учащихся (и одновременно являются для них своего рода развлечением). В этом году на конкурсе Russian Idol (версия популярного песенного конкурса American Idol — «Народный артист» в России. — Примеч. пер.) в колледже Святого Креста Поуп не одержал победы, но надеется на нее в следующем году.

Другие материалы

blog comments powered by Disqus