Вверх

Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2019 г.
English version
Главная Статьи Языки мира Уйгурский язык
  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Узнать стоимость

Заполните поля формы — наш специалист свяжется с вами в течение 15 минут и сообщит стоимость работы.

Приложить файлы на оценку

Мы не передаём данные третьим лицам и не рассылаем спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

×
Выберите удобный для Вас способ связи

Уйгурский язык

Уйгурский язык — это тюркский язык, на котором говорят более 10 миллионов уйгуров на северо-западе Китая — в Синьцзяне, или, как называет свою родину коренное население, в Восточном Туркестане. На уйгурском языке говорят также несколько миллионов уйгуров, проживающих в странах Центральной Азии, в Турции, диаспоры в арабских странах, в США, Канаде, Австралии и в Европе.

Материал подготовлен в переводческом бюро "Прима Виста", Москва

Страна: Китайская Народная Республика
Народ: уйгуры
Язык: уйгурский
Население: 10 миллионов
Число носителей: 10 миллионов (и несколько миллионов в странах Центральной Азии и в Турции)
Языковая семья: тюркская
Письменный язык: есть
 Степень опасности исчезновения: опасность существует

Во всех официальных публикациях власти Китая ставят себе хорошие оценки за «двуязычное языковое воспитание». То, как уйгурский язык продвигается наряду с китайским, может служить образцом для подражания, гласят предназначенные иностранным туристам и журналистам рекламные проспекты и «белые книги». Однако с действительностью это имеет мало общего. Нур Бекри, председатель правительства автономного района Синьцзян, не скрывает своего пренебрежительного отношения к уйгурскому языку: «…Террористы из соседних стран вербуют уйгуров, потому что те относительно изолированы от общества, поскольку не могут говорить на наречии мандарин. Так их втягивают в террористическую деятельность» (China Daily, 5 июля 2009 года). Из этой цитаты следует, что с точки зрения большинства ханьцев уйгурский все еще считается языком людей, не стремящихся к успеху в обществе большинства.

Не владея китайским в достаточной мере, сегодня почти невозможно получить квалифицированную работу в Уйгурском регионе. Вследствие поощряемого государством поселения ханьцев за последние 40 лет в Северо-Западном Китае необратимо изменилась структура населения и, следовательно, роль языков. В большинстве крупных городов Восточного Туркестана сейчас проживает больше ханьцев, чем уйгуров. Города становятся все более «китайскими», следы уйгурской культуры игнорируются, разрушаются и разве что для поддержания интереса туристов к легендарному Великому шелковому пути консервируются как «музейная культура». Однако в повседневной жизни уйгурский язык постепенно сдает свои позиции.

Последние 20 лет Китай проводит в Восточном Туркестане все более жесткую политику ассимиляции. Хотя при этом нарушаются китайские законы и международные соглашения, уйгурский язык все больше вытесняется из школ, и, несмотря на разговоры о двуязычном воспитании, создана система образования, базирующаяся только на китайском языке. Статья 10 автономного закона Синьцзяна от 1984 года гарантирует, что этнические меньшинства «вправе использовать и развивать свои языки». Статья 37 этого закона даже предусматривает «максимальное использование книг на родном языке в школах, где учатся прежде всего представители этнических меньшинств».

Политика ассимиляции проводится с 2002 года, когда региональное правительство приняло решение ввести китайский язык в качестве обязательного языка преподавания и на первых двух курсах в университете Синьцзяна. В 2004 году региональное правительство предписало содействовать «двуязычному языковому воспитанию». В школах это привело к тому, что занятия все чаще стали проводиться на китайском языке, а язык меньшинств используется только на уроках уйгурского (Xinjiang Daily, 7 декабря 2005 года). В конце концов в 2006 году было предписано преподавание в начальной школе только на китайском. На среднюю и старшую школу это должно распространиться к 2012 году. Если двуязычные занятия в 2004 году посещали 36 000 школьников, то год спустя — 145 000 детей и молодежи. В 2010 году в рамках дорогостоящей правительственной программы уже 258 000 маленьких уйгуров проходят обучение на китайском языке в начальной школе.

Между тем все меньше готовится учителей уйгурского. Кроме того, чтобы вообще быть принятым на работу в школу, учителя должны иметь хорошие знания китайского. В настоящее время в университете Синьцзяна на китайском преподают даже уйгурскую литературу. Среди уйгуров старше 15 лет 82 процента не могут читать по-китайски, 10,8 процента с трудом понимают китайские тексты и только 7,3 процента не испытывают сложностей при чтении по-китайски.

В этой роковой тенденции уйгуры усматривают со стороны китайского общества целенаправленное разрушение уйгурского традиционного языка, культуры и идентичности, поскольку упадок их языка с тысячелетней традицией сопровождается систематическим вытеснением уйгуров из общественной жизни в Восточном Туркестане.

 

Другие материалы

blog comments powered by Disqus