Вверх

Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2018 г.
English version
Главная Статьи Профессия — переводчик Тревоги переводчика: неужели меня заменит компьютерная программа?
  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Узнать стоимость

Заполните поля формы — наш специалист свяжется с вами в течение 15 минут и сообщит стоимость работы.

Приложить файлы на оценку

Мы не передаём данные третьим лицам и не рассылаем спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

×
Выберите удобный для Вас способ связи

Тревоги переводчика: неужели меня заменит компьютерная программа?

Являясь сотрудником крупной международной организации, я выполняю переводы с французского, испанского и русского языков. Когда по офису прошел слух, что нашу работу хотят «дополнить» компьютерным приложением для машинного перевода, мы все просто посмеялись над этим.

Любой, кто сталкивался с подобными переводческими программами, в курсе, насколько несовершенна эта технология. Всем в нашем офисе известен классический пример: предложение The spirit is willing, but the flesh is weak (Дух силен, но плоть слаба), переведенное таким образом на русский и обратно, дает The vodka is good, but the steak is lousy (Водка хороша, а мясо мерзкое). Мы всегда знали — или думали, что знаем, — о том, что компьютерный перевод (он же машинный перевод, или МП) никогда не заменит переводчика-человека с его обширным культурным и лингвистическим опытом, способностью улавливать нюансы и высшим образованием в области нескольких языков. Мы и в ус не дули, будучи уверенными в собственной незаменимости.

И все же машинный перевод продолжал развиваться на протяжении последних 60 лет, с того самого момента, когда он появился как побочный продукт технологии криптографии, пережившей расцвет во времена Второй мировой войны. С тех пор ему пророчили великолепные возможности для совершенствования. Успел ли МП стать лучше, пока я не обращал на него внимания? Является ли он уже настолько совершенным, что может составить конкуренцию человеческому переводу? В свободное от работы время я провел небольшое исследование.

Первое, что я обнаружил и что сразу вызвало чувство тревоги: всемирная индустрия машинного перевода привлекает около восьми миллиардов долларов ежегодно и очень быстро растет. Клиенты из национальной разведки сегодня видят в МП потенциальное волшебное средство преодоления острой нехватки переводчиков с арабского языка. У одной из фирм-производителей есть клиенты в министерстве обороны и правоохранительных органах, которые платят от 20 000 до 100 000 долларов за такое программное обеспечение. Если уж лица, которые стоят во главе нашего государства, со всей своей неиссякаемой мудростью ставят на защиту страны программы автоматического перевода, то, возможно, моя работа не так надежна, как я думал.

Чтобы развеять сомнения, я решил провести простой эксперимент. Я нашел подходящий отрывок из текста, уже переведенного на несколько языков, — из онлайн-биографии папы Бенедикта XVI на сайте Ватикана. Я взял простое предложение —His youthful years were not easy (В молодости ему пришлось нелегко) — с каждой из пяти версий сайта на разных языках и прогнал его через восемь программ-переводчиков — от простых бесплатных до дорогих профессиональных.

Предложение довольно простое, но даже его перевод явился непосильной задачей для большинства протестированных мною программ. Многие бесплатные переводческие приложения, такие как Babel Fish и World Lingo, не смогли подобрать перевод итальянского слова «молодость», они выдавали нечто вроде The time of its giovinezza has not been easy (незнакомое слово оставлено на итал. яз — Примеч. пер.). Аналогичная проблема возникла у Systran, так называемой профессиональной программы. Наверное, самый смешной вариант перевода был у InterTran: Not she was soft does the stop at time of the her youth (Не она была мягкой делает остановку во время ее молодости). Если такое сотворили с папой римским, то что ожидает Пруста?

Из общей массы выделялась программа Language Weaver. Она не только распознала, что речь идет о человеке — The period of his youth was not easy (Времена его молодости были нелегкими), — но и перевела весь абзац, допустив одну незначительную ошибку. Заинтригованный, я начал прогонять другие тексты через это приложение. Заголовок из испанской газеты El País: A wave of attacks left more than 100 dead in several cities in Iraq (Волна атак унесла более 100 жизней в нескольких городах Ирака). Допустим, неплохо. Обращение Организации Объединенных Наций: The problem is to maintain the level of international attention and ensure the implementation of the commitments (Проблема заключается в поддержании международного внимания на том же уровне и обеспечении исполнения обязательств). Отлично. Первые строки «Дон Кихота»: In a place of the Channel, whose name do not want to remember, has not much Time living a Hidalgo the spearheaded in shipyard, adarga Antigua, Rocín weak and galgo corridor (В месте у Канала, чье имя не хочу вспоминать, имеет не так много Времени живущий Идальго с копьем на верфи, adarga Древний, Rocín слабый и galgo коридор; должно быть: В некоем селе Ламанчском, которого название у меня нет охоты припоминать, не так давно жил-был один из тех идальго, чье имущество заключается в фамильном копье, древнем щите, тощей кляче и борзой собаке). Очевидно, что в мире машинного перевода все имеет свои пределы.

Главная проблема для переводческих программ — это контекст. Когда вы слышите или читаете предложение, ваш мозг видит не только слова, он связывает их со всей накопленной в нем информацией. Слова con и pen, например, имеют несколько значений и могут выступать в качестве различных частей речи. Однако, прочитав выражение the con is in the pen (сокр. от the convict is in the penitentiary — «заключенный в тюрьме»), вы сразу понимаете, что речь идет о преступнике за решеткой — ваш жизненный опыт позволяет найти в каждом слове контекст для другого. Компьютер не в состоянии это сделать, потому что не обладает такой базой для сравнения, которая помогла бы ему связать слово con в значении «преступник» со словом pen в значении «тюрьма». Не будучи снабженным такой обширной базой знаний, как у человеческого мозга, компьютер просто не может интерпретировать контекст.

Сегодня в ходу три фундаментальных вида машинного перевода. Базовый машинный перевод разбивает каждое предложение на слова-составляющие, которые затем анализируются на предмет их основной формы, а также грамматической и функциональной структуры. Потом предложения перекладываются на язык перевода, иногда с использованием «языка-посредника», искусственного языка или универсального интерфейса, такого как эсперанто, который в теории совместим со всеми языками. Язык-посредник пытаются придумать уже довольно давно, но подобный, по-настоящему жизнеспособный язык еще только предстоит создать.

Системы с памятью на самом деле не выполняют перевод, они выуживают из большой базы данных уже готовые, точно такие же или похожие предложения и фразы. Они могут быть полезны в тех сферах, где употребляются шаблонные обороты речи, — в деловой переписке, стандартных формах договоров, медицинских диагнозах.

Статистические и криптографические системы, например Language Weaver, вычисляют вероятности совпадения, параллельно сравнивая тексты. Они «заучивают» эти модели перевода и используют их для перевода похожих конструкций. Но громкие заявления о необычайной точности выполняемого ими перевода в основном не подтверждаются при его проверке профессиональными переводчиками — людьми.

Чаша Грааля для МП — это FAHQT: Fully Automatic, High-Quality Translation (полностью автоматизированный высококачественный перевод). Пока же профессионалы и любители, прибегающие к помощи данных программ, довольствуются переводом самой сути текста — благосклонно относятся к его 80-процентной точности, когда им нужно понять всего лишь общий смысл текста. (При 90-процентной точности в каждой строчке должна оставаться лишь одна ошибка.) Профессионалы, работающие с МП, всегда дополняют его обработкой человеком: либо вносят предредакторскую правку, чтобы ограничить лексику, либо редактируют готовый перевод, исправляя в нем ошибки. В моей работе, где все решают политическая проницательность и способность подмечать нюансы, выявление сути текста будет абсолютно бесполезным занятием. С другой стороны, я часто использую системы со специализированной памятью, чтобы переводить названия соглашений, положений международного права и другие подобные вещи, так как для них находятся прямые соответствия и исчезает вероятность ошибки.

Многие специалисты в области компьютерных технологий считают, что нам не стоит мириться с «не совсем автоматизированным, довольно посредственным переводом». Майк Коллинз из MIT, например, большие надежды возлагает на «машинное обучение», при котором уже не будет необходимости вручную кодировать программное обеспечение путем сравнения обширных баз данных с текстами, ранее переведенными человеком. В теории это позволит машинному переводчику выучить правила грамматики. При наличии огромного количества текстов на различных языках в цифровом формате — Коллинз ссылается на документы, созданные Европейским парламентом, — это действительно может дать надежду МП, хотя до выпуска доступного коммерческого приложения еще, возможно, очень далеко.

Главный исполнительный директор Language Weaver Брайс Бенджамин признает, что даже самая совершенная переводческая программа никогда не заменит человека — это просто инструмент, «который поможет ему повысить производительность и стоимость своих услуг на рынке труда». Это все, что мне хотелось узнать. Моя работа и работа тысяч профессиональных переводчиков в области искусства, науки и промышленности пока, кажется, в относительной безопасности. Но опять же, лошади чувствовали себя на дорогах чертовски уверенно 100 лет назад, и где они теперь?

Джесси БРАУНЕР, Текст статьи на английском: http://www.slate.com/id/2133922/   Перевод английской статьи выполнен в бюро переводов «Прима Виста», Москва.

Другие материалы

blog comments powered by Disqus