Вверх

Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2018 г.
English version
Главная Статьи Это интересно Почему американцам не понять русский юмор
  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Узнать стоимость

Заполните поля формы — наш специалист свяжется с вами в течение 15 минут и сообщит стоимость работы.

Приложить файлы на оценку

Мы не передаём данные третьим лицам и не рассылаем спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

×
Выберите удобный для Вас способ связи

Почему американцам не понять русский юмор

Каким получается иноязычный текст в переводе, когда в диалог вступают русские и американцы? Даже если стерты все границы, язык все равно может создать неожиданные препятствия. Тема «Перевод как форма гласности» стала предметом обсуждения на конференции в государственном университете Стони Брук в Нью-Йорке.

Алексей Михалев, переводчик романов «К востоку от Эдема» Джона Стейнбека и «Мисс Джин Броди в расцвете лет» Мюриэл Спарк, описал сложности перевода с английского языка на русский. Ричард Лурье, автор двух приключенческих романов о советско-американских отношениях и переводчик мемуаров Андрея Дмитриевича Сахарова и романа Андрея Донатовича Синяковского «Спокойной ночи», рассказал о проблемах, возникших в ходе перевода на английский. Вот небольшой отрывок обсуждений. Ричард Лурье: «В блистательной и чрезвычайно интересной биографии Гоголя Владимир Набоков посвятил 12 страниц (из 155) толкованию одного-единственного "безобидного" русского слова "пошлость" и размышлениям на эту тему. Пошлость — это абстрактное понятие, означающее моральную непристойность и все ее производные: все, что имеет ложную значимость, фальшивую красоту, посредственность, которая гордится собой. Набоков, ставший покровителем русско-английского континуума благодаря своим литературным достижениям как на русском, так и на английском языке, посвятил около 10 процентов своей книги одному слову. Однако переводчик, столкнувшийся с таким словом, вынужден передать его значение намного лаконичнее».

Перевод не искусство, поскольку не является плодом индивидуального видения, однако он всегда был важным посредником цивилизации. Если английская литература берет свое начало от Библии короля Якова, значит, она восходит к переводу. Джон Китс испытал поэтический восторг, когда впервые прочел перевод Гомера, выполненный Джорджем Чапменом.

Теперь, когда холодная война позади, русские и американцы уже не могут позволить себе воспринимать друг друга как мифических врагов. Сейчас мы должны учитывать особенности друг друга, определять, в чем мы похожи, а в чем различаемся, понимать, что они видят горы там, где мы — равнины. Но и после того как мифы развеяны, мы все равно чужие друг другу. Наш разговор с Алексеем Михалевым был словно сплетен из двойного набора лингвистических хромосом, выстроенных в одну линию, и мы могли видеть элементы, отсутствующие в языке собеседника. Существенные различия между Россией и Америкой совершенно очевидны. Для нас история — это учебная дисциплина, черно-белая хроника; для них история — это танк на родной улице, обыск их жилища вооруженными чужаками. Революционные потрясения, война и репрессии отразились на судьбе каждого советского человека, оставив неизгладимый отпечаток. В романе «Спокойной ночи», говоря с сарказмом об иностранцах, «знающих» русский язык, Андрей Синяковский недоумевает — как им вообще удалось постигнуть смысл понятий «жить в гонениях», «доносы», «тюрьмы». Сердце переводчика замирает от таких слов, как «коммуналка», которое приходится переводить как «коммунальная квартира». Переводчик стремится избежать смысла, который несет оригинальный термин kommun (швед. «муниципалитет») иностранного происхождения (как и kommunist), ассимилировавшийся в русском языке с уменьшительным суффиксом -ka (рус. «-к». — Примеч. ред.), значение которого здесь — «жалкий». Английский термин вызывает в воображении образ кухоньки, скажем, в калифорнийском Беркли, где хиппи с повязками на голове готовят коричневый рис, в то время как русское слово заставляет вспомнить о веренице бескрайних тусклых комнат, в каждой из которых живет семья. И на всех — одна маленькая кухня, с царящей в ней напряженной атмосферой от всего невысказанного и от мыслей о том, чего говорить не следует.

Ввиду большого различия в значении понятия «государственность» у русских и у американцев — разница между статусом слуги и гражданина — мы не в состоянии приблизиться к пониманию весомости, уровня и могущества их термина «государство». Термин возник еще во времена государства Российского, и обладающие государственными полномочиями — власти — имеют совершенно иное значение, нежели простые authorities (органы управления), в круг полномочий которых в Америке всегда входили лишь вопросы самоуправления.

Перевод с английского языка выполнен в бюро переводов «Прима Виста» Москва. Ричард ЛУРЬЕ (Richard LOURIE) и Алексей МИХАЛЕВ,  Источник:  http://www.nytimes.com/1989/06/18/books/why-you-ll-never-have-fun-in-russian.html

 

Другие материалы

blog comments powered by Disqus