Вверх

Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2018 г.
English version
Главная Статьи Это интересно Разговор о диалектах
  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Узнать стоимость

Заполните поля формы — наш специалист свяжется с вами в течение 15 минут и сообщит стоимость работы.

Приложить файлы на оценку

Мы не передаём данные третьим лицам и не рассылаем спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

×
Выберите удобный для Вас способ связи

Разговор о диалектах

Профессор Уильям Лабов для американского диалекта — то же, что Льюис и Кларк для американской географии. Он — первопроходец. Новая работа Лабова «The Atlas of North American English» (диалектологический атлас английского языка Северной Америки) являет собой первую карту всех основных диалектов, на которых говорят жители Соединенных Штатов и Канады — от западного побережья до восточного.

Автор материала: Джон СИБРУК, англо-русский перевод выполнен в бюро переводов «Прима Виста», Источник: http://www.newyorker.com/archive/2005/11/14/051114ta_talk_seabrook, 

Диалекты представлены на ста тридцати девяти картах с цветовыми кодами, и, кроме того, книга сопровождается специальным компьютерным приложением, которое позволит вам послушать речь жителей того или иного региона страны. Можно также вести поиск по отдельным словам — например, go (идти), do (делать) — и отследить, насколько меняется произношение в различных местностях.

Не так давно Лабов вместе с двумя соавторами — Шэрон Эш и Чарльзом Бобергом — представил эту книгу на приеме в Д’Агостино-холл Нью-Йоркского университета в рамках 34-й лингвистической конференции NWAV (New Ways of Analyzing Variation — новые способы анализа вариативности). В зале присутствовало множество молодых лингвистов, занимающихся проблемами вариационизма, чье поле деятельности было в какой-то степени изобретено Лабовом, которого часто называют отцом социолингвистики. В их общении с профессором чувствовалось и благоговение, и сыновняя нежность, все старались позаботиться о том, чтобы под рукой у «Билла» было достаточно закусок и напитков, а также обеспечить полную функциональную готовность веб-сайта, который он собирался демонстрировать.

Семидесятисемилетний Лабов [1]; директор лингвистической лаборатории при Университете Пенсильвании. Он небольшого роста, крепкий, подтянутый. В Нью-Йоркском университете его детально расспрашивали о местном диалекте, известном как бруклинский (Brooklynese) и имеющем три отличительные черты: четко выраженный звук [a] в таких словах, как pastpeahst (прошлый); характерное [aw] в таких словах, как coffeecawfee (кофе); и, конечно же, тенденция опускать [r] в таких словах, как waterwatta (вода). Лабов так объяснил свою теорию об игнорировании [r] некоторыми горожанами, связанном с пафосной британской манерой. Когда [r] в своей речи опускали Франклин Делано Рузвельт (The only thing we have to feah is feah itself [2]) и Кэтрин Хэпберн (My, she was yah [3]), создавалось впечатление, что они принадлежат к высшему обществу. Однако после Второй мировой войны, по словам Лабова, когда Британия утратила статус империи, британская речь без [r] перестала быть образчиком «престижного говора». И если Уильям Ф. Бакли [4] был a consuvative [5], то Джордж Буш уже таковым не являлся, а опускать [r] стали исключительно представители рабочего класса.

«До войны, — рассказывает Лабов, — в гангстерских фильмах без [r] говорили судьи, а после войны — только шпана». Ральф Крэмден, Арчи Банкер и Тони Сопрано [6] — все изъяснялись на бруклинском диалекте, благодаря которому сразу создавался образ «славного парня».

Помимо практически исчезнувшего на данной территории произношения в нос [oi] в таких словах, как birdboid (птица), бруклинский диалект не менялся на протяжении последних пятидесяти лет. «Тот диалект, на котором говорили пожарные на ТВ после событий 11 сентября, была чистая, не претерпевшая никаких изменений нью-йоркская речь пятидесятых годов прошлого века», — утверждает Лабов. Однако нью-йоркский диалект — явление узкорегиональное. По берегам Гудзона, где говорят на бруклинском диалекте, редко, но возможно услышать восточный диалект Нью-Джерси, а когда вы достигаете города Патерсон [7], то с головой погружаетесь в джерсийскую «назальную систему», как называет это Лабов. Бруклинский диалект можно встретить в Новом Орлеане и Цинциннати, добавляет он. Это наследие нью-йоркских банкиров, прибывших сюда в XIX веке ради финансовых сделок по хлопку.

Как это часто происходит на публичных выступлениях Лабова, его спросили, может ли он продемонстрировать тот же трюк, что и профессор из «Моей прекрасной леди»: распознать, в какой части Нью-Йорка проживает человек по его речи. Лабов покачал головой, отчего его огромные очки сползли на кончик носа. «Люди хотят, чтобы я назвал конкретный район, — сказал он. — Дело в том — только не записывайте это, потому что людям не нравится такое слышать, — что бруклинский диалект не меняется, вне зависимости от того, говорят на нем в Бронксе, Куинсе, на Статен-Айленде или в Бруклине. Или даже в Нижнем Ист-Сайде». Городской диалект, по его словам, скорее указывает на социальный статус его носителя, чем на место жительства. «Хотя никто не желает это признавать, — добавляет Лабов, — ведь считается, что наше общество не разделено на классы».

В шестидесятых годах в рамках одного из самых своих известных лингвистических исследований Лабов проводил опрос ньюйоркцев в магазине Saks на Пятой авеню. Он выяснил, что покупатели на верхних этажах, где продаются товары более высокой ценовой категории, произносили [r] намного реже, чем покупатели с нижних этажей. Кроме того, администраторы этажей практически не опускали этот звук, в то время как кассиры делали это иногда, а сотрудники склада — постоянно. «В какой части Нью-Йорка они жили, значения не имело», — говорит он.

В настоящее время, отмечает Лабов, самые кардинальные в стране изменения претерпевает диалект одного из районов Чикаго. «Звук [eah], характерный, например, для слова happenedheahppened (произошло), — явление совершенно новое, но стремительно захватывающее территорию, так же быстро меняясь, как и некоторые другие сопровождающие его звуки», — говорит он. Этот так называемый «сдвиг северных городов» распространяется в сторону Сент-Луиса вдоль трассы I-55, меняя внутриконтинентальный северный диалект, когда-то считавшийся нормой американского произношения. Лабов объясняет, что жители таких штатов, как Огайо и Мичиган, традиционно говорили на «правильном» английском, они хотели отличаться от носителей диалектов южных штатов, — раскол, который, видимо, берет начало еще со времен Гражданской войны. Джон Кеньон, в тридцатых годах редактор по вопросам произношения второго издания словаря Вебстера, выходец из северо-восточного Огайо, участвовал в формировании внутриконтинентальной северной нормы американского диалекта.

Какова причина изменений в диалектах? Это не телевидение, считает Лабов. Люди, которых он называет «экстремальными носителями» — оказывающими наибольшее лингвистическое влияние на окружающих, — это обычно те, кто постоянно на виду: «политики, риэлторы, банковские служащие». Но разве сленг — это не феномен, развивающийся снизу вверх? «Сленг — это слой краски на капоте автомобиля, — заявляет Лабов. — Большинство значимых изменений в американской речи происходит не на уровне грамматики или лексики, как раньше, но уже на уровне звуков».

По окончании презентации Лабову задавали вопросы, и никто ни разу ни опустил звук [r], ни выпятил звук [a]. Однако, уже когда все стали расходиться, охранник спросил одного из гостей: «Is the professa’s tawk finished?» [8].



[1] Оригинальная статья была опубликована в 2005 году. У. Лабов, профессор Университета Пенсильвании, родился в 1927 году (примеч. ред.).

[2] «Единственное, чего следует страшиться, — это самого страха». Не проговаривалось [r] в слове fear— «страх». (Здесь и далее примеч. пер.)

[3] «Боже, она была так соблазнительна». Не звучало [r] в слове yar—«соблазнительный, желанный».

[4] Американский политик.

[5] A conservative — консерватор.

[6] Персонажи американских сериалов.

[7] Также штат Нью-Джерси.

[8] Is the professor’s talk finished? — Лекцияпрофессоразакончилась?

Другие материалы

blog comments powered by Disqus