Вверх

Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2018 г.
English version
Главная Статьи Профессия — переводчик Одна голова — хорошо, а много — лучше!
  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Узнать стоимость

Заполните поля формы — наш специалист свяжется с вами в течение 15 минут и сообщит стоимость работы.

Приложить файлы на оценку

Мы не передаём данные третьим лицам и не рассылаем спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

×
Выберите удобный для Вас способ связи

Одна голова — хорошо, а много — лучше!

Роберт Чандлер о необходимости и преимуществах сотрудничества в художественном переводе, а также о Советском Союзе и Андрее Платонове.

Роберт Чандлер о необходимости и преимуществах сотрудничества в художественном переводе, а также о Советском Союзе и Андрее Платонове.

 

Некоторые думают, что художественный перевод — занятие для отшельников. Меня спрашивают: «Как тебе сидится одному весь день в окружении нескольких книг и компьютера?» Я обычно отвечаю, что в последние лет двадцать редко работаю исключительно в одиночку.  

 

У меня много способов и много причин для совместной работы с кем-либо. Часто мне нужна помощь, просто чтобы понять оригинал. Несколько носителей английского моего поколения (а я родился в 1953 году) начали изучать русский задолго до возраста 15-16 лет, но только некоторым из нас выпал шанс провести чуть больше года в Советском Союзе. Этого недостаточно, чтобы получить глубинные знания языка и общества. Конечно, многое изменилось, но до сих пор легче прожить несколько лет в стране ЕС, чем в России. 

 

Кроме того, каждая сторона советского быта кардинально отличалась от быта любой западной страны. Магазины, школы, больницы, заводы — трудно себе вообразить, как это все работало. СССР давно в прошлом, но тот склад ума, те институты оказались очень прочными. Даже когда переводишь на английский современную литературу, сталкиваешься с таким, что едва можно понять. До сих пор мировоззрение многих великих советских писателей довольно расплывчатое. И здесь мне нужна более глубокая помощь. Один из моих самых главных помощников — филолог Ольга Меерсон. Вместе мы много лет работали над писателем Андреем Платоновым. Благодаря тому, что Ольга выросла в Советском Союзе, она понимает его намеренно искаженный советский стиль. Будучи православной еврейкой и женой православного священника, она проникает в его религиозные аллюзии и точно может их объяснить. Талантливый музыкант, она чувствует его тон, ритм и смену регистра. Прожив больше тридцати лет в США, она владеет английским достаточно, чтобы замечать недочеты в моих набросках.

 

Ольгины пояснения всегда очень помогают. Даже если ей трудно отвечать на какие-то вопросы, в конце концов это дает свои плоды. Однажды, благодаря моим настойчивым расспросам об одной особенно загадочной фразе Платонова в романе «Котлован»,Ольге удалось раскрыть важнейший библейский подтекст, пронизывающий весь роман целиком, который никто из филологов до нее не находил. В рассказе «Среди животных и растений», написанном в советской Карелии в 1930-х годах, я обнаружил еще один очень важный подтекст, относящийся к строительству Беломорканала людьми, вынужденными заниматься подневольным трудом. Я бы не нашел его, если бы Ольга не стала укорять меня за «нейтрализацию» языка Платонова, что заставило меня глубже задуматься над рассказом. Филологу позволено сосредотачиваться на отрывках, которые он лучше понимает. Переводчик же должен реагировать на каждую деталь в оригинале. Очень ценно, когда кто-то может натолкнуть тебя на мысль, которую ты иначе пропустил бы.

 

Конечно, такое сотрудничество может быть трудным в эмоциональном плане. У всех нас есть свое личное понимание, нелегко от него отказаться. Тем не менее, стоит поделиться своим собственным узким взглядом на текст, чтобы затем оформить более широкое его видение. Борис Дралюк и Ирина Машинская, с кем мы вместе редактировали антологию русской поэзии для издательства PenguinClassics, сделали совместный перевод с русского на английский нескольких стихотворений Арсения Тарковского (отца режиссера Андрея Тарковского).

Однажды во время интервью Бориса спросили, возможно ли, чтобы совместная работа с другим человеком не наносила вреда целостности перевода. Борис ответил, что именно в пробеле, образовавшемся между его мнением и взглядом Ирины, появилось место, которое занял сам Тарковский.

 

По материалам сайта worldbookshelf.englishpen.org.

Другие материалы

blog comments powered by Disqus