Вверх

Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2019 г.
English version
Главная Статьи Проблемы перевода Лингвистика: как формируется грамматика
  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Узнать стоимость

Заполните поля формы — наш специалист свяжется с вами в течение 15 минут и сообщит стоимость работы.

Приложить файлы на оценку

Мы не передаём данные третьим лицам и не рассылаем спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

×
Выберите удобный для Вас способ связи

Лингвистика: как формируется грамматика

В Никарагуа дети, лишенные слуха, изобрели совершенно новый язык жестов. За короткое время сформировались четкие грамматические правила. С точки зрения неспециалистов усвоение языка проходит следующим образом: дети слышат, что говорят взрослые, подражают им и через несколько лет умеют правильно употреблять слова.

Перевод с немецкого: бюро переводов «Прима Виста», Москва. Оригинал статьи на немецком языке: http://www.geo.de/GEO/kultur/gesellschaft/2975.html

Лингвисты видят это иначе: с помощью лишь языковых данных, которые дети получают в своем окружении, и подражания учебная задача решается с трудом. Некоторые языковеды, как, например, американский лингвист Ноам Хомский, абсолютно уверены в том, что, если бы дети обладали неким врожденным знанием грамматики, им всего-то и надо было бы включить услышанное в уже заданные категории. Лучше всего это включение функционирует в определенном временном отрезке (critical period, или критический период) — в возрасте между двумя и шестью годами. Но что происходит, если совсем нет образца для речи? До настоящего момента имелись лишь печальные примеры беспризорных детей, выросших в изоляции, и один из них — девочка, которая после своего заключения так и не научилась правильно говорить.

Совершенно другой вариант привносит в дискуссию изобретение нового языка глухими детьми из Никарагуа. Только с 1977 года слабослышащих в этой стране Центральной Америки стали отправлять в школы. В заведении для слабослышащих и глухих в Манагуа учителя попытались обучить их испанской азбуке на языке жестов, а кроме того, использовали некоторые пантомимические жесты для облегчения понимания. Дети сами по себе обладали лишь рудиментарной жестикуляцией, приобретенной дома, — способ и манера их общения со слышащими членами семьи. В последующие десятилетия произошло нечто необычное: от поколения к поколению жесты изменялись и превращались в настоящий сложный язык с грамматическими правилами. И чем младше были вновь присоединившиеся дети, тем более отточенной становилась система коммуникации, которая между тем структурно ни в чем не уступала звуковой речи, как показали исследования Энн Сенгас из Колледжа Барнард Колумбийского университета в Нью-Йорке. Старшие дети, напротив, сохраняли более рудиментарную форму, подобно «пиджину», грубому лингва франка.

В толковании феномена языковеды не демонстрируют единого мнения: хотя это показывает, что дети создают язык даже без образца, а способность к его структурированию зависит от возраста, то есть чем младше ребенок, тем лучше это получается. Но так же важно, очевидно, то, что они вступают в контакт друг с другом, а значит, получают социальную мотивацию к речи. Госпожа Сенгас предполагает, что манера взаимодействия детей между собой представляет фундамент для речи и ее правил. Сторонники тезиса врожденности, в свою очередь, в никарагуанском примере видят доказательство своей точки зрения — в частности, в том, что язык просто ждет удобного случая, чтобы получить свое «развитие» в детях.

 

Другие материалы

blog comments powered by Disqus