Вверх

Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2018 г.
English version
Главная Статьи Это интересно Говорят студенты. Что с них взять…
  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 
×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка

×
Узнать стоимость

Заполните поля формы — наш специалист свяжется с вами в течение 15 минут и сообщит стоимость работы.

Приложить файлы на оценку

Мы не передаём данные третьим лицам и не рассылаем спам.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

×
Выберите удобный для Вас способ связи

Говорят студенты. Что с них взять…

Однажды студентка, которая подрабатывает на кафедре нашего факультета, перепутала страницы отчета для комиссии — первая страница оказалась между третьей и пятой, а последняя попросту исчезла. Кто-то из моих коллег обратил внимание лаборантки на эту проблему. «My bad!» — сказала она весело и удалилась (my bad — моя вина; мой промах; я сплоховала. — Примеч. переводчика).

В воздухе повисла пауза. «Почему просто не сказать "извините"?» — буркнул глава комиссии, и мы продолжили совещание без злосчастного отчета.

Фраза my bad, завезенная в США лет десять назад из Австралии, стала уже проклятьем. Изначально она использовалось как игривое возложение на себя ответственности за что-либо — в противовес латинскому mea culpa с его католическими певческими обертонами и всепрощением, скорее, как его вульгарный вариант. Превращение прилагательного badв существительное — милый ход, хоть поначалу малость непривычный, а применять такое выражение можно в массе ситуаций.

Выбрали не тот учебник в книжном магазине? — My bad! Уличены в том, что скачали сочинение из «Википедии»? — My bad! На протяжении двух месяцев забывали посещать занятия? — My bad!

Очень быстро стало понятно, что my bad— это не столько признание возложенной на себя ответственности, сколько уклонение от нее. Примерное современное значение выражения my bad может быть таким: «Ну ладно, может, я и напортачил, но это не конец света, поэтому отстаньте», что в каких-то ситуациях просто недопустимо. Разве не имеет значения то, что задание не было выполнено в срок, а домашняя работа вовсе не сделана? Я не теряю надежду, что появится соответствующий антоним — my good, который означал бы «постараюсь все выполнить».

Еще одна фраза из того же разряда, появившаяся несколько лет назад, построена на обычной тавтологии: It is what it is. На самом деле она не так проста, как кажется. Иногда ее произносит тот, кто с чем-либо смирился, скажем, с тем, что гамбургеры в студенческой столовой несъедобны. А также это может быть реакцией на очередной сбой в административной системе, который вряд ли может быть ликвидирован мгновенно. Принимая во внимание показной реформистский энтузиазм, характерный для американской системы образования, использование этого выражения даже придавало всему некий шарм Старого Света — признание того, что некоторые ситуации изменить невозможно, такова жизнь.

Однако когда я в третий или четвертый раз услышал эту фразу, я понял, в чем, оказывается, ее суть. «Этот ксерокс снова сломался!» — воскликнула доцент, которая и так уже опаздывала на пару.

Секретарь пожала плечами: «It is what it is» («Ничего не поделаешь»; «Что с него взять»).

Более уместен был бы ответ: «Я вызову ремонтников». А поскольку я тоже часто пользуюсь тем аппаратом, именно об этом я ее и попросил.

«Она ведь все равно не успеет сделать копии».

«Да, но это поможет другим. Поэтому позвоните, хорошо?»

Она дернула плечом: «Whatever» («Какая разница»; «Как угодно»).

Конечно, слово whatever своего рода предшественник всех других вариантов ухода от ответа. Изначально оно было вполне безобидным ответом на вопрос. Would you like to meet in my office or the seminar room? — Whatever. (Вам удобнее было бы встретиться в моем офисе или в конференц-зале? — Мне все равно.) Но вскоре это стало своего рода пренебрежением: I thought I told you the meeting was at three. — Whatever. (Мне кажется, я говорил вам, что встреча назначена на три. — Подумаешь.) Значение этого слова здесь достаточно очевидно: глупо настаивать на своем, поэтому перестаньте мне докучать. Одно время это слово использовали все брюзгливые студенты, но, как только его стали употреблять и преподаватели среднего возраста, оно утратило популярность.

Что дальше? Навострите уши, чтобы услышать pretty much(более или менее; вроде того; где-то так), например, в предложении: That pretty much sums it up (Более-менее такие выводы мы можем сделать). Этой короткой, из двух слов фразой можно обосновать любой проступок: Did you really blow off that research paper? — Pretty much (Ты правда решил больше не заниматься своей курсовой? — Да вроде того); Is that all you have to report? — Pretty much (Это все, что вы можете сообщить? — Где-то так). Это лаконичное полу-утверждение маскирует признание.

И, наконец, мое любимое выражение — good luck with that! (Что ж, удачи!). Оно достаточно острое, чтобы ваш собеседник мог заподозрить в нем сарказм, но не был бы в этом полностью уверен: I don’t really like English courses, but this semester I’m taking Shakespeare, Milton, and Modern Poetry. — Good luck with that! (Мне не очень нравится курс английского языка, но в этом семестре я собираюсь включить в свою программу Шекспира, Мильтона и современную поэзию. — Удачи!); I’ll have to finish my conference paper on the plane to New Orleans. — Good luck with that! (Мне придется заканчивать свой доклад для конференции в самолете на пути в Новый Орлеан. — Удачи!).

Совсем недавно я слышал эту фразу, сказанную в ответ человеку, который сообщил, что пытается разрешить извечную проблему с парковкой в нашем университете. На это даже я сказал бы: It is what it is.

Автор: Дэвид ГЭЛЕФДэвид Гэлеф преподает что-то вроде литературы и творческого письма, если угодно, при Государственном университете Монтклер. Он также составляет тексты рассылок от U of All People для Inside Higher Ed.

Перевод текста выполнен в бюро переводов «Прима Виста», Москва. Оригинал статьи: http://www.insidehighered.com/views/2010/10/12/galef

Другие материалы

blog comments powered by Disqus