Бюро переводов «Прима Виста»
входит в ТОП-20 переводческих
компаний России 2016 года
English version

Психолингвистика на службе закона

Комментариев 0   Просмотров 1358

Правоохранительные органы тренируют сотрудников распознавать улики на местах преступлений: находить волокна, отпечатки пальцев, следы ботинок и шин ― все, что могло бы вывести на личность нарушителя и связать его с преступлением.

В условиях недостаточности улик, чтобы сузить круг подозреваемых и просчитать возможные дальнейшие действия преступника, в дело вступают аналитики-психолингвисты. Психолингвистика изучает вариативность языка в зависимости от особенностей происхождения, мышления и социальных характеристик индивида. Специалисты анализируют поведение подозреваемого, его привычки, характер и манеру говорить. Социо- и психолингвистический анализ письменной и устной речи может раскрыть некоторые особенности личности, что может помочь в поимке злодея.

География происхождения

Несмотря на то, что люди в современном мире часто переезжают, при помощи социолингвистического анализа, часто можно установить регион, в котором человек провел свои ранние годы. Даже не имея особой подготовки, наблюдательные россияне могут различить русскоязычных жителей Вологды, Архангельска, Рязани, Краснодара и даже москвича от петербуржца. Американцы без труда отличат массачусетский акцент президента Джона Ф. Кеннеди от говора Джимми Картера, который родом из Джорджии. Немец из Баварии сразу поймет, что его соотечественник приехал из Берлина. Акцент шотландца, валлийца или ирландца лондонец расслышит за версту ― и так далее. Специалисты же, используя базы языковых маркеров, могут определить происхождение говорящего вплоть до района, например, Нью Йорка. В штате Пенсильвания, уроженцы Филадельфии, заказывая газированную воду просят «soda», а те, кто вырос в Питтсбурге говорят «pop». Жителя западной Сибири можно опознать по тому, например, как он называет прозрачный целлофановый кейс хранения документов: «мультифора», по названию фирмы-производителя в регионе, а в центральной России, в основном, употребляют слово «файл».

Этническая принадлежность или раса

Местные этнические группы, равно как и иммигранты из различных стран имеют укоренившиеся в подсознании особенности речи, которые невозможно замаскировать ни грамотностью, ни идеальным произношением. Так в США был пойман преступник, присылавший угрозы своему работодателю. Он писал на абсолютно грамотном английском, но использовал довольно специфический порядок слов, что помогло распознать в нем иностранца. В российской действительности, этот метод тоже широко применим: почти все выходцы из бывших советских республик изучали русский в школе и неплохо им владеют, но все же используют конструкции, нехарактерные для носителей.

Возраст

Различные поколения лингвистически отличаются друг от друга в любой культуре, иногда даже вполне намеренно. Взрослые люди редко применяют сленг, присущий подросткам, а если все же применяют, часто делают это неправильно. При этом, в речи людей даже пожилого возраста периодически проскакивает сленг, на котором они общались в молодости. То же сохраняется и для определений, которые люди слышат в молодости, а потом пользуются ими всю жизнь. Например, человек старшего поколения не задумываясь может назвать интернет «изобретением», в то время как 20-летний скорее охарактеризует всемирную сеть как «технологию». Также возраст говорящего позволяют определить упоминаемые им события, музыка и даже рекламные ролики.

Пол

Разумеется, если в письме с угрозами написано «я знал» или «я беременна», то понятно все сразу. Но преступники склонны скрываться за обезличенными фразами и притворяться, чтобы запутать следствие. Это удается далеко не всегда. Исследования показали, что существуют серьезные различия между тем, как пользуются языком женщины и мужчины. Вплоть до того, что женщины используют больше прилагательных, а мужчины ― глаголов. Также женщины более дипломатичны, они чаще прибегают к конструкциям типа «мне кажется», «я считаю, что», это же верно для англоязычных женщин, прибегающих к выражениям «it seems like», «I suppose I should have…». Слабый пол склонен использовать слова, относящиеся к сфере ощущений: «мне нравится», «я чувствую», «я расстраиваюсь», «I felt it’s wrong», «I’m so upset». Еще женщины в своих письмах вежливее и чаще просят прощения или благодарят.

Образование, род занятий и вероисповедание

Использование книжного литературного языка, отсутствие грамматических ошибок и правильная пунктуация ― как правило, говорят о наличии у индивида высшего или аналогичного высшему образования. По текстам, даже если они содержат только угрозы, можно сделать вывод об эрудированности и креативности автора. Использование профессионализмов может указать на знакомство с определенной отраслью. Если в своем тексте человек упоминает мифологические фигуры, например, библейских героев, или оперирует понятиями «грех» или «покаяние», то, возможно, он религиозен или вырос в семье верующих.

Психолингвистика на службе закона

За последние 40 лет, психолингвисты выделили ряд слов-маркеров, указывающих на личностные особенности, такие как импульсивность, вспыльчивость, дотошность, педантичность, а также на возможное наличие симптомов психических расстройств, таких как паранойя, депрессия, желание славы или тотального контроля. Эта информация может быть полезной в понимании поведения преступника. Любопытно, что этими же приемами пользуются политические психологи, чтобы прогнозировать поступки национальных лидеров. Все эти мелкие детали, которые получается извлечь из речи подозреваемых, специалисты по лингвистическому профилированию складывают в картину, способную указать на преступника.

 

В каких случаях обращаются к психолингвистам?

Практика привлечения к расследованиям специалистов разных областей знаний, характерна для западных правоохранителей, таких как Скотланд-Ярд, Интерпол или ФБР. В американском Куантико, в штаб-квартире ФБР, работают лаборатории различных профилей, в том числе и лингвистическая. К их помощи обычно прибегают, когда расследуют дела, связанные с угрозами, лжесвидетельствованием, установлением авторства, насилием на рабочем месте.

 

Угрозы

Конкретные слова, избранные угрожающим, могут быть проанализированы для определения его мотива, личностных и демографических особенностей, пола, возраста и социального положения. А главное ― насколько велик риск, что угрозы будут воплощены в жизнь. Сотни случаев исполненных и неисполненных угроз анализируются, чтобы найти устойчивые связи между языком и насильственным поведением.

 

Установление авторства

Специально обученные сотрудники ведомств анализируют стилистические особенности речи (построение предложений, выбор слов, пунктуацию и правописание) и выявить уникальные приметы, по которым можно подтвердить авторство текста. Так был пойман неудавшийся жених, анонимно угрожавший бывшей невесте. Все выяснилось, когда аналитики сравнили угрозы с любовными письмами, которые он писал своей невесте ранее. Деятельность лингвистов может быть полезна не только в случае с угрозами, но и, например, при установлении подлинности завещания или предсмертной записки. Бывали случаи, когда убийцы пытались обставить свое преступление как самоубийство жертвы и оставляли поддельную записку. Обман можно раскрыть, сравнив текст с другими письмами жертвы.

 

Лжесвидетельствование

Случается, что «жертвы» насильников или преследователей делают ложные заявления, а предоставленные ими записки или записи звонков с угрозами ― сделаны ими самими. Если полиция подозревает заявителя в подлоге, то обращается за психолингвистической экспертизой.

Бывает также, что анализ свидетельских показаний дает экспертам основание усомниться в их достоверности. Например, когда в показаниях учителя литературы, явно прослеживаются выражения, свойственные офицеру полиции. Или выбор глаголов и времен в показаниях очевидца события выглядит так, будто он пересказывает сцену с чужих слов.

 

Насилие на месте работы и учебы.

В конце 90-х участились случаи применения насилия по отношению к коллегам и соученикам. Недооцененные сотрудники или те, над кем коллективно издевались, иногда не выдерживали и причиняли вред обидчикам, чаще начальству.

«Он как с цепи сорвался!», «Никто не думал, что он на это способен!» ― кричали СМИ постфактум, но работники правоохранительных структур установили, что признаки приближающегося срыва проявляются задолго до него.

Чаще всего недовольный сотрудник делает заявления в кругу других коллег, описывая недовольство. Порой, будущий стрелок даже говорит фразы вроде «однажды я его пристрелю». К сожалению, это нередко остается без внимания.

То же иногда происходит и в образовательных учреждениях. Хорошо известны трагические случаи стрельбы в колледже «Колумбайн» или в 263-ой школе Москвы. Сотрудниками лингвистической лаборатории отдела анализа поведения преступников ФБР в 2004 году была выпущена памятка для корпоративных и школьных психологов, чтобы помочь распознать потенциального стрелка.

 

Компьютерные преступления

Сейчас никого не удивить историями о гениальных хакерах, взламывающих базы Пентагона или ФСБ. Многие из них настолько искусны, что не оставляют шансов выследить себя технически. Однако даже язык компьютерных кодов может быть проверен на наличие маркеров, понятных психолингвистам. Киберлингвистика ― перспективное направление лингвистики. Эксперты немногочисленны и высоко ценятся.

 

В расследовании преступлений все средства хороши. Любая помощь в установлении личности преступника, в понимании его мотивов и прогнозировании последующих действий крайне ценна. Как показывает успешный опыт работы психолингвистов в криминалистике, речь ― улика, способная рассказать о человеке куда больше, чем отпечаток пальца или даже ДНК.

Психолингвистика на службе законаПсихолингвистика на службе законаПсихолингвистика на службе законаПсихолингвистика на службе законаПсихолингвистика на службе закона (2 голосов, оценка: 5,00 из 5)
Психолингвистика на службе закона Загрузка...

×
Мы перезвоним

Укажите номер телефона, и наш специалист перезвонит в течение 15 минут. Во внерабочее время мы позвоним на следующий рабочий день

Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку своих персональных данных

Жду звонка