Онлайн консультант

Оставьте свой отзыв

Обратный звонок

Вверх

  • Facebook
  • В Контакте
 
 
 

Узбекский алфавит

Книгопечатание дошло до Средней Азии лишь во второй половине 19 в., до этого времени книги переписывались вручную на протяжении столетий. Со времен распространения ислама и до 1923 г в Узбекистане (как и во всей Средней Азии) в качестве письменного литературного языка использовался чагатайский язык, являющийся ранней формой современного узбекского языка и названный в честь Чагатая (одного из сыновей Чингисхана). Чагатайский язык приобрел статус литературного языка в 14 в. и использовал персидско-арабскую систему письма.

В 1923 г. была введена реформа, в результате которой персидско-арабский алфавит был введен в систему узбекской письменности и лег в основу письменного языка Узбекистана.

До 1928 года узбекский язык, как и большинство языков Центральной Азии, использовал различные системы арабского письма («yana imla» - новая орфография), которые были распространены преимущественно среди образованного населения. Из политических соображений исламское прошлое Узбекистана было искоренено, поэтому в период между 1928 и 1940 гг. узбекская письменность, как часть комплексной программы обучения узбекского населения, которое к этому времени уже имело собственные территориально очерченные границы, была переведена на латинскую систему письма («yanalif», новый алфавит; идея о латинизации прежнего алфавита «яна имла» возникла еще в 1924г.). Перевод узбекской письменности на латинскую систему письма протекал на фоне латинизации алфавитов всех тюркских языков, возможно, этого бы не произошло без массовой латинизации. В течение 1930-х гг. на фоне изменения нормативной грамматики происходили также изменения в фонетической системе в сторону южно-узбекского языка, которые повлекли за собой также изменения в орфографии.

В 1940 г., в ходе массовой советизации, по решению Иосифа Сталина письменность узбекского языка была переведена на адаптированную кириллическую систему письма, в основе которой лежал алфавит русского языка, дополненный набором специальных знаков для обозначения специфических узбекских звуков.

Ко времени распада СССР (1988/89) на фоне ренационализации и исламизации наблюдалось всеобщее стремление вернуть персидско-арабский алфавит в узбекскую систему письма. Но, ввиду недостаточной поддержки государства, эта акция не имела успеха. Сегодня арабская письменность используется главным образом в медресе – мусульманских школах при мечетях, в которых обучают Корану.

После того, как во время первой встречи президентов всех тюркских государств (1992 г) были высказаны идеи о введении нового тюркского алфавиты или (при отказе от данного варианта) о переводе письменности на латиницу, правительство Узбекистана приняло решение о принятии латинского алфавита и об исключении из него дополнительных символов, характерных для турецкого языка. Для передачи специальных символов было решено использовать комбинации латинских букв, причем, в основу легли правила звучания, принятые в английском языке.

Узбекский текстВ 1993 году была проведена реформа, направленная на введение латинской системы письма. Процесс латинизации начался в 1997 г. и затянулся на несколько лет и был сопряжен с рядом серьезных проблем. Некоторые ученые считают переход с кириллицы на латиницу ошибкой, которая отбросила уровень образованности на десятилетия назад. Это объясняется тем, что во многих областях Узбекистана обучение письму ведется на латинице, дети изучают новый алфавит, поэтому многие из них уже не понимают текстов, записанных кириллицей, а пожилое население не может читать тексты, написанные латиницей.

Кроме того, возникла другая серьезная проблема. Никто не учел, что вся литература и весь богатый научный опыт (книги, справочники, научные труды, монографии, диссертации, учебники и т.д.) были написаны на кириллице. Лишь когда процесс перехода на латиницу достиг пика, выяснилось, что выпуск всей этой литературы на латинице обойдется в миллиарды долларов, однако состояние экономического развития Узбекистана не позволяло осуществлять выпуск литературы на латинице. Сложившаяся ситуация поставила под угрозу сохранение научно-справочной, образовательной базы и культурного опыта, накопленного узбекским народом.

Все эти сложности могут стать причиной того, что кириллица и латиница еще долгое время будут сосуществовать в узбекской письменности.

В 2001 г. латинский алфавит начал использоваться для надписей на денежных валютах. С 2004 г. официальные веб-сайты, опубликованные на узбекском языке, используют латиницу. Многие дорожные знаки и карты также написаны латиницей. Названия городов и улиц часто записываются в различных вариантах, иногда люди сталкиваются с затруднениями в написании названий многих достопримечательностей, поэтому в таких случаях применяется исконное название.

В китайской провинции Синьцзян узбекский язык не имеет официальной письменности. Некоторые носители узбекского языка пишут кириллицей, другие используют уйгурский шрифт, так как это язык, который они изучали в школе.

Арабский алфавит узбекского языка

Арабский алфавит узбекского языка

 

Узбекский алфавит на основе кириллицы (ўзбек алифбоси)

Узбекский алфавит на основе кириллицы

 

Узбекский алфавит на основе латиницы (o’zbek alifbosi) – версия 1995 г

Узбекский алфавит на основе латиницы

 

Примечания

Образцы текста на узбекском языке

Статья 1 Всеобщей Декларации о правах человека

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.

 

Арабский алфавит
Кириллица Барча одамлар эрҝин, қадр-қиммат ва ҳуқуқларда танг бўлиб туғиладилар. Улар ақл ва виждон соҳибидирлар ва бир-бирларига биродарларча муомала қилишлари зарур.
Латиница Barcha odamlar erkin, qadr-qimmat va huquqlarda tang bo'lib tug'iladilar. Ular aql va vijdon sohibidirlar va bir-birlariga birodarlarcha muomala qilishlari zarur.

 

Для грамматики узбекского языка характерны следующие специфические черты:

1. В предложениях используется следующая синтаксическая структура: подлежащее – дополнение - сказуемое.

Men kitob yozdim (Я книгу написал)

2. Прилагательное ставится перед определяемым существительным:

U yosh bola (Он маленький ребенок)

3. Наречие ставится перед глаголом:

U tez gapirdi (Он быстро говорил)

4. Вопросительное слово используется в предложении, содержащем ответ на вопрос:

Bu kim? Bu Aziz. (Это кто? Это Азиз.)

5. Послелоги используется таким же образом, как предлоги в английском языке, исключая некоторые имена существительные:

Biz non haqida gapirdik (Мы о хлебе говорили)

Морфологические особенности

Узбекский ученый Абдулхамид Исмоли написал эссе «О философии узбекского языка», в котором проанализировал наиболее заметные и специфические черты узбекской морфологии и попытался объяснить их с точки зрения узбекского менталитета.

Как известно, состав частей речи в том или ином языке можно сравнить со структурой познания. Например, имена существительные обозначают тот или иной предмет или явление, местоимения – субъект, лицо и т.д. Некоторые морфологические особенности узбекского языка напрямую связаны со спецификой национального менталитета, нашедшей свое отражение в языке.

Местоимение

Рассматривая данную часть речи, стоит обратить особе внимание на местоимение "у" (3-е л.), которое одновременно является указательным местоимением. Возможно, для узбекского народа наибольшую важность имеют отношения структуры «я-ты», о чем свидетельствует разграничение этих двух форм (напр., "senlar" – форма множественного числа от "ты"; "Siz", "Siz", "Sizlar" – вежливая форма «Вы»), которые акцентируются также окончаниями всех других частей речи, в отличие от показателя 3–го лица, который имеет нулевой аффикс. Такое подчеркивание различных частей речи с помощью окончаний местоимений, которые, в целом, повторяют само местоимение, лишний раз подчеркивают особое значение, которое придается конкретному лицу, находящемуся в поле внимания: мне, тебе, нам, вам [1].

Имя существительное

Если рассматривать лексический состав данной группы слов, то его характерной особенностью является наличие большого количества персидских и арабских имен, что касается грамматических особенностей, то наиболее важной является отсутствие такой грамматической характеристики, как категория рода.

Возможно, это объясняется все той же природой диалоговых отношений «я-ты», в рамках которых дифференциация по роду является излишней. Такое различие более важно в отношении третьих лиц, однако примеры, указанные выше, свидетельствуют об опосредованном положении третьего лица в узбекском языке. Этот факт может также служить подтверждением того, что в узбекском сознании большое значение придается личным, непосредственным отношениям.

Другой особенностью имен существительных в узбекском языке является разнообразная аффиксация. Собственно говоря, весь словарный состав узбекского языка представляет собой многочисленные комбинации определенных основ с различными по значению и функциям аффиксами. Это языковое явление тоже можно объяснить национальной особенностью узбекского сознания: неизменяющаяся основа комбинируется со стабильными приложениями, в результате чего меняется все целое.

Подробно рассмотрев систему аффиксации, можно отметить определенный порядок следования тех или иных аффиксов в случае одновременного употребления нескольких аффиксов. В узбекском языке аффиксы обычно следуют в следующем порядке:

  1. аффикс, используемый для словообразования
  2. аффикс, имеющий значение множественности
  3. аффикс, обозначающий личную принадлежность
  4. аффикс, выражающий категорию падежа

Конечно, трудно определить, действительно ли категория множественности более значима, чем категория принадлежности, ведь все эти категории присутствует в узбекском языке и, более того, употребляется независимо друг от друга. И все же при необходимости обозначения сразу нескольких категорий соответствующие аффиксы должны следовать указанной схеме, и наиболее значимым в данной ситуации является последний элемент. Каждый предыдущий аффикс одновременно выполняет функцию определителя для следующего за ним аффикса и определяемого для предшествующего. И в этом смысле для слова категории падежности более значима, чем принадлежность, а множественность определяет принадлежность [1].

См. также:

Глагол

Если рассматривать аффиксацию глаголов, то здесь тоже наблюдается определенный порядок следования глагольных аффиксов. Как и в случае с аффиксацией имен существительных, глагольные аффиксы употребляются в определенном порядке. В случае добавления к основе глагола сразу нескольких аффиксов, они употребляются в следующем порядке:

  1. основа глагола
  2. показатель залога
  3. показатель наклонения
  4. показатель времени
  5. показатель лица и числа
  6. показатель вопросительной интонации

Таким образом, сначала называется действие, затем определяется характер связи этого действия с его исполнителем, отношения данного действия к реальности, время выполнения действия, а также лицо, совершающее данное действие [1].

Если говорить о категории времени в узбекском языке, то можно отметить преобладание форм прошедшего времени (с различными оттенками значений) над формами настоящего и будущего времен. Формы прошедшего времени используются для обозначения различных действий: исполненного, постоянно исполняемого, действия, случившегося в прошлом, но известного с чужих слов (ekan/emish) и т.д. Для обозначения настоящего и будущего времен используются одинаковые формы, эти времена практически сливаются в одно, в чистом виде формы будущее время не встречается. Даже аффикс -ar (оlar), который в тюркских языках употребляется для обозначения будущего времени, в узбекском языке принимает коннотацию предположения, неуверенности.

Другой особенностью узбекского глагола является выделение в отдельную категорию аспекта возможности или невозможности совершения определенного действия. Интересно также, что некоторые формы наклонения, обозначающего желание, совпадают с формами повелительного наклонения, одним словом, зачастую желание звучит как повеление.

Не менее интересным аспектом узбекской глагольной группы является употребление деепричастий, которые имеют особое значение и место. По сравнению с деепричастиями русского языка, обозначающими независимое действие, которое протекает одновременно с основным (напр.: «Смотря в окно, он думал о будущем»), в узбекском языке употребляются деепричастно-глагольные конструкции (ku’ra soldim, tashlay olmadi), которые обозначают одно действие, причем, определяющую роль в данном комплексе играет именно деепричастие, в то время как глагол придает всему значению дополнительный оттенок.

Специфика национального менталитета находит свое отражение в том, что в узбекском языке распространены сложные глагольные конструкции, образованные с помощью основных глаголов "olmoq" ("брать") или "bilmoq" ("знать"), которые служат для выражения аспекта возможности или невозможности выполнения того или иного действия и образуют отдельную категорию. То обстоятельство, что "мочь" в узбекском языке передается с помощью глаголов «брать», «знать», может объясняться историей тюркских народов, связанной с многочисленными завоеваниями.

Другой специфической особенностью узбекских глаголов является образование временных перфектных форма исключительно с помощью основного глагола "emoq" (обозначение бытийности), без использования глагола обладания (англ. to have, нем. haben). В узбекском языке категория бытия является более емкой и никогда не заменяется категорией обладания. Одним словом, "быть" в узбекском понимании не значит "иметь".

Источники и литература:
  1. http://ferghana.ru/zvezda/hamid.html
  2. http://www.omniglot.com/writing/uzbek.htm
  3. http://www.uzintour.com/de/about_uzbekistan/uzbek_language/
  4. www.oxuscom.com/250words.htm