+7 (495) 240-82-75
по Москве (многоканальный)
+7 (351) 247-25-37
по Челябинску
8 800 444 50 44
по России (многоканальный)
Бюро сертифицировано по международному стандарту качества ISO 9001:2008

Откуда к нам пришли варежки?

Комментариев 4   Просмотров 594

По разным оценкам, человек в среднем произносит от 1000 до 10000 слов в день. Произнося то или иное слово, часто ли мы задумываемся, откуда оно взялось? А между тем путешествие некоторых слов в русский язык было весьма интересным. Мы начинаем серию публикаций по этимологии слов и сегодня хотим обратить внимание на теплое слово «варежка», известное всем с детства.

Люди с незапамятных времен защищали свои руки беспалыми чехлами-мешочками из ткани, кожи или меха. Понадобились века, чтобы от бесформенного мешка отделился большой палец и на свет появилась рукавица, или варежка. Пользовались ими не только в северных странах: ведь рукам кузнеца или рудокопа, а тем более воина защита нужна была в любое время года. Варежку с перчаткой перепутать невозможно: у варежки отделен один-единственный палец – большой. Все остальное – перчатки, или, как говорили в Древней Руси, персчатые (или перщатые) рукавицы, предназначенные для каждого пальца — перста.

В давние времена мирно уживались парчовые, шелковые, бархатные и шерстяные варежки. Рукавицы из дорогих тканей предназначались для особых торжеств: в них ходили в церковь, праздновали Пасху, их шили специально для свадебного костюма. Но и в крестьянском быту, где не было ни парчи, ни бархата, нарядные пестрые варежки были дополнением костюма.

Носили варежки не только на руках, но и за поясом. Входя в дом, их снимали, но не из-за тепла, а чтобы показать, что ничего не прячут от хозяина дома. Тем более нельзя было войти за церковную ограду в рукавице, варежке или перчатке на правой руке. Нарядные варежки дарили милым дружкам, а на катаниях с гор прятали в большой палец записочку или подарочек. Девушка-рукодельница умудрялась вывязывать из цветных нитей замысловатые узоры, символизировавшие долгую жизнь, многочисленное потомство или солнечные знаки. Поверх вязаных узоров шили цветным шелком и бисером, серебряной или золотой нитью. Такие варежки передавались по наследству, как и свадебные наряды.

Есть разные версии происхождения этого слова. По одной из них (М. Фасмер), слово «варежка» и его полный вариант «варега» связаны со словом «варяг» и означают «варяжская рукавица». Варягами на Руси называли выходцев из Скандинавии. В древнескандинавском языке слово var означает «верность, порука», то есть «варяги» – это «союзники, члены объединения». Технику вязания знали в древности многие народы, но особую изобретательность проявили как раз скандинавы.

А в Этимологическом словаре Н. М. Шанского слова «варежки» и «вареги» описаны как производные от древнерусского глагола «варить, варовати», употреблявшегося в значении «охранять, защищать».

Существует еще одна версия: «В областных русских говорах есть немало названий рукавиц, связанных с обозначением процессов обработки шерсти: вязанки, плетенки, валеги (валяные рукавицы), катанки (катаные рукавицы). Сюда же относятся и вареги, варежки, образованные по названию процесса – варить, кипятить. Дело в том, что готовые вязаные изделия из шерсти заваривали в кипятке, чтобы они стали более прочными и теплыми» (З. И. Люстрова, Л. И. Скворцов, В. Я. Дерягин. «Беседы о русском слове»). Выходит, что варежки – это «вареные рукавицы».

По материалам сайта http://www.gramota.ru

  • http://www.facebook.com/vlad.pisanov Vlad Pisanov

    В праславянском я зыке не было звука «р». Варежка не вареная, это валеная руковица, как валенки.
    СНИМИТЕ РОЗОВЫЕ ОЧКИ ФАСМЕРА, ГОСПОДИН ПРОФЕССОР!
    В общем языкознании множество белых пятен и чёрных дыр. Прежде всего, это касается истории развития языков, в том числе славянского, русского. Мы не будем говорить за всю Европу, а вот о своём родном не можем молчать, если ему умышленно подрубают корни, стремятся умалить его великолепие.
    Речь идёт о пресловутом «Этимологическом словаре русского языка» М. Фасмера. Апологеты этого, созданного в фашистской Германии, труда вознесли словарь на пьедестал лингвистической классики. А это значит, новые поколения наших соотечественников должны включать в своё сознание абсолютно ложные постулаты этого автора. То, что они ложные, явно бросается в глаза любому непредвзятому читателю. Что ни слово, то заимствование, а в целом получается, что мы говорим на заимствованном языке. Речь идёт не о квасном патриотизме, а поиске научной истины, которая искажается даже не самим Фасмером – он сказал своё слово, – а нынешними специалистами русского языка.
    Каждый учёный вправе высказывать свою точку зрения, даже если она не совпадает с общепринятой. Но, когда чёрный цвет стремятся выдать за розовый, – это уже не научная точка зрения, а подтасовка.
    В интернете то и дело натыкаешься на панегирик М.Фасмеру вот в таких «белых и пушистых» выражениях: «…Этот тезаурс (словарь) стал своего рода лингвистическим гимном русскому языку, показал сколь велико его значение и влияние»… Автор этих строк – доктор филологических наук, профессор Московского областного педагогического университета О. В. Никитин настойчиво доказывает, что М.Фасмер истинный русовед, славист и выдающийся деятель науки, давший филологам и всем читающим единственное пособие, которое незаменимо в изучении истории русского языка. Однако господин профессор даёт не объективный анализ этого лексикона, а стремится создать его автору ореол крупнейшего русского языковеда, подарившего нам этот труд «первый строго научный в истории лингвистики, основанный на современных принципах и правилах изучения этимологии».
    Особенно восхищает утверждение «строго научный труд». Для читателя важен всё-таки не сам труд, а его польза для русских, славян, научная основа истории русского языка. Вот как раз в этом и образуется даже не «лингвистическая лагуна» (выражение автора) ошибок и просчётов, а целое море ложной этимологии. Автор словаря привлекает к поиску этимона словари и труды самых разных языковедов прошлого и настоящего. Но почему-то все они в унисон автору дают, казалось бы, славянские корни из неславянских языков. И в результате почти каждый этимон оказывается заимствованным. Не намеренно ли он привлекал именно такие, которые бы отрицали славянские корни?
    Вот простое бытовое слово ЛОХАНЬ. Ему посвящено полстраницы, где даны варианты разных знаменитых лингвистов, у которых находятся семантически и фонетически схожие слова, но из других языков. Допускается мысль «из греч.», но звук Х вмешался, не греческого словаря. Так перебраны все вероятии разных языков. Польский лингвист Брюкнер предположил «исконнослав. происхождение», но Фасмер почему-то сравнил с «лит.» и отверг: неубедительно. Примерно так с каждым словом. Хотя по-научному, по-славянофильски, автор должен бы начинать поиск с исконнорусских истоков. Так слово ЛОХАНЬ и осталось в словаре «международной» посудиной, висящей в воздухе. Получается: русские не могли придумать такое слово, ждали, кто бы им подсказал, — в чём они воду носят, бельё стирают.
    Между тем, это слово – архетип, от начала начал быта людей. Деревянная посуда была первой в их обиходе. Это подсказывает простая логика. Слова предметам давались не по форме, не по цвету, даже не по материалу, из которого сделаны: для них само собой разумелось, что из дерева. Названия предметам давались по их назначению. В этом архетипе сохранилось ЛО, что означало «человек», ХАНЬ – типичная замена звуков КОНЕ. Здесь слово сократилось: было ЛО-КО-НЕСО. Смысл понятия – «человеку нести». То же самое и слово ЧАН – КОНО — КО-НОСО – к ношению. (См.: «Тайный код русской речи. Этимологический словарь. Анти-Фасмер»). Нет смысла перебирать иностранные словари, чтобы через «греч.», определить славянский. Как замечают читатели, у Фасмера славянское слово ХЛЕБ – из исландского, хотя Исландии ещё не было.
    Самый ненаучный подход – это искать заимствования древних слов там, где ещё не было ни наций, ни государств, ни нынешних понятий. Доисторический язык – язык исконно национальный от первого осмысленного звука. Сравнительно-исторический метод поиска этимона – это не этимология, а сравнительное языкознание. Так что слово «лохань» в словаре Фасмера – антифасмер.
    Мы привели примеры, подобных которым в словаре Фасмера – от корки до корки. Профессор О.В.Никитин обходит острые углы в биографии Фасмера, создаёт образ благороднейшего подвижника науки, который, несмотря на гитлеровский режим, творил благо для России, создавая русский словарь, но почему-то на немецком языке. По сути, биография Фасмера – со слов самого Фасмера. Но кто скажет, где и на какие средства составлял словарь немецкий учёный с 1937 года до конца войны. Ведь работал над словарём не один Фасмер, он сам называет своих учеников. На какой дом, на какой «штрассе» упала злополучная бомба именно в его рукописи. И как можно по памяти, по отрывкам составить такой скрупулёзный труд? Всё это алогично. И главное, как это прошляпил главарь пропаганды рейха такое кощунство: на русский словарь работает чистокровный немец, когда уже были готовы карты заселения и России и всей славянской территории!
    В предисловии к словарю редакция прямо подметила, что для русского читателя нет смысла определять значения всех русских слов, так как словарь составлялся для немецкого читателя.
    Работая над словарём, О.Н.Трубачёв, стараясь как-то увести словарь на русскую стезю, увеличил его объём аж на треть. Так что он невольно стал соавтором словаря. Но все его старания не смогли оградить от тлетворного влияния предвзято ложных выводов. Так что словарь имеет не классический императив, как это пытается доказать профессор О.В. Никитин, а всего лишь антинаучное пособие, которое действительно даёт толчок для лингвистов в поиске славянской истины.
    Именно поэтому появился «Этимологический словарь. Анти-Фасмер», в котором показана нелепость труда немецкого составителя.
    Иначе, чем драмой в русском языкознании не назовёшь, когда русские учёные под родной язык подкладывают идеологическую мину, готовят для новых поколений сознание своей неполноценности.
    Этому потворствуют многотиражные выпуски новых фасмеров.
    Леонид и Владислав Писановы,
    русские филологи

  • anna

    Уважаемый Vlad, спасибо за столь развёрнутый комментарий. И всё же позволю себе усомниться в Вашем утверждении «В праславянском языке не было звука «р». Был такой звук в праславянском языке. Иначе как произносились и читались бы слова «матерь», «вера», в конце концов, «раб Божий»?
    В любом случае, одна из целей подобных публикаций – показать разные точки зрения разных исследователей на происхождение привычных слов, независимо от того, какую фамилию носит этот исследователь – Фасмер или Даль. Вы ведь не станете спорить с тем, что единственно правильной точки зрения не может существовать в принципе?..

  • http://fedin.org Vladimir Fedin

    to Vlad Pisanov

    Не понятно, при чём тут праславянский язык? Всё таки логичнее говорить о древнерусском языке. Вариант «валежка — варежка» мне кажется интересным. Раньше действительно варежки делали из свалянной шерсти.

  • Dkfl Gbcfyjd

    Уважаемые Анна и Владимир, трудно в двух словах объяснить целую научную теорию, которая всю этимологию русского языка ставит на своё место. Начните с нескольких статей, восмотрите, что об этом думают братья-болгары. Прочтите монографии (в интернет-магазинах они ещё есть), а там и побеседуем по конкретным поводам.
    http://goodevening74.ru/Genezis/
    http://goodevening74.ru/ANTI_FASMER_PO_CHELYABINSKI___VOSTORG_V_BOLGARII/
    http://goodevening74.ru/GENEZIS_RUSSKOY_RECHI/

    Всегда рад доброжелательным и знающим оппонентам — ваш Влад Писанов